default_mobilelogo

 

 

 

 

Палаццо Публико (Palazzo Pubblico) 

 

 

 

 

Пьяцца-дель-Кампо (итал. Piazza del Campo), главная площадь города, на которой св. Бернардин Сиенский в XV веке собирал на проповеди толпы народа, кажется специально приспособленной для публичных выступлений. Это не случайно: форма пьяццы повторяет очертания римского театра, камень которого пошел на ее строительство. Подобно античным театрам, часто размещавшимся на склонах холмов, площадь понижается к палаццо Пубблико. Однако для истинного сиенца Кампо – это плащ Девы Марии, укрывающий сердце города.

P1270396 0

Палаццо Пубблико начали строить в 1297 году. В 1299 году возведен главный корпус, а в 1310 году закончено строительство боковых крыльев. Главный корпус палаццо выполнен в стиле тосканской готики. Верхний ярус фасада украшают солнечные часы с монограммой Христа, а двумя ярусами ниже красуется герб семьи Медичи, напоминающий о присоединении Сиены к Великому герцогству Тосканскому. Со времени строительства палаццо Пубблико подвергся лишь незначительным переделкам. В конце XVII века знаменитый римский архитектор Карло Фонтана надстроил боковые крылья и несколько изменил интерьер с целью укрепления его внутренней конструкции.

P1270401 1

Вход во дворец находится в небольшом внутреннем дворике подеста (от лат. potestas, означающего "власть"), оконтуренном элегантной колоннадой, удерживающей трёхстворчатые готические окна. Этот двор был построен в 1325 г. Широкая кирпичная аркада ведёт в башню и во дворец, на первом этаже которого разместился городской музей.

P1270428 0

Здесь, среди гербов старых правителей города и республики, находится статуя Волчицы работы Джованни Турино (итал. Giovanni Turino, 1385 – 1455). Легенда приписывает основание Сиены Асцию и Сению – сыновьям Рема, которого вместе с Ромулом родила весталка Рея Сильвия от бога войны Марса. Уже в раннее Средневековье вскормившая братьев волчица стала официальным символом города, – до сих пор ее изображение украшает герб Сиены, а статуи расставлены по всему городу.

P1270429 0

Рядом статуя Джованни Дуччо (итал. Giovanni Duccio) – первого её смотрителя и звоноря, вырезанная итальянским скульптором Джованни ди Бальдуччо (итал. Giovanni di Balduccio, 1290 – 1339) из белого известника травертина. Дуччо тратил все свои доходы, пируя в тавернах города, за что жители Сиены прозвали его Манджа или Манджагвардани (итал. mangiaguadagni – съедающий заработанное).

P1270434 0

Внутреннее убранство Палаццо Публико хорошо сохранилось и можно увидеть подлинные шедевры Лоренцетти, Мартини. Весь первый и второй этажи городской Ратуши отданы под музей, экспонаты которого наглядно демонстрируют историю этого города, жизнь его знаменитых семейств.

Civic Museum

План Музея


 

 

 

 

 

 

 

Зал Рисорджименто

 

Два лестничных пролёта приводят к левой половине здания, открытой под музей. Наверху, повернув налево, встречает зал Рисорджименто (итал. Risorgimento, Возрождение), который ещё называют залом Виктора Эммануила II, повествующий о периоде борьбы против иноземного господства и объединение Италии. Он был торжественно открыт в 1890 году в помещении, сначала разделенном на два яруса, первый из которых служил Подестам, а на втором размещалась музыкальная школа. После смерти первого короля объдинённой Италии Виктора Эммануила II, сиенцы решили увековечить его память в одном из залов Дворца. Оформление помещения было поручено представителю итальянской школы живописи, художнику-академисту, Луиджи Муссини (итал. Luigi Mussini, 1813-1888), который привлёк к работе самых знаменитых своих сотрудников и учеников: Пьетро Альди, Амос Кассьоли, Цезарь Маккари....

P1270440 0

Зал Рисорджименто

Пьетро Альди из Манчано, прославившийся как художник на исторические темы, несмотря на то, что умер в молодом возрасте, написал "Встречу Виктора Эммануила II с генералом Радетским в Виньяле" для подписи перемирия. Йозеф Радецкий родился в Требнице (ныне в Чехии). Происходил из старинного аристократического рода, из которого вышло немало известных военачальников Австрийской империи. С 1831 по 1857 год он был главнокомандующим австрийской армии, дислоцированной на этой территории. Одновременно в 1849-1857 годах фельдмаршал Радецкий являлся генерал-губернатором Ломбардо-Венецианского королевства. К 1848 году Италия была раздроблена на 8 государств с монархическим правлением. Все они, за исключением Пьемонта, находились в зависимости от Австрийской империи. В 1848-1849 годах в Италии произошла буржуазная революция, имевшая своей целью сбросить иностранное господство. В ходе народного восстания австрийские войска были изгнаны из большей части Ломбардии и Венеции. Однако итальянские войска оказались слабо подготовлены к войне, австрийская регулярная армия была вооружена гораздо лучше своих противников. Первую крупную победу над антиавстрийскими силами фельдмаршал Радецкий одержал в сражении у Кустоце 25 июля 1848 года, разбив перед этим сардинские войска в бою при Санта-Лучиа. В июле же войска фельдмаршала Радецкого осадили Венецию. 6 августа 1848 года король Карл Альберт Савойский сдал австрийскому главнокомандующему столицу Ломбардии город Милан. На итальянской земле Радецкий начинает наводить жёсткий порядок. Местные революционеры подверглись репрессиям или бежали за границу. Поведение победителей-австрийцев вызывает такое сильное возмущение в Италии, что сардинский король Карл Альберт Савойский стал не на шутку опасаться за собственный престол. Чтобы найти спасительный выход, он нарушил перемирие и вновь объявил войну Австрийской империи, хотя сколько-нибудь реальных шансов на победу в ней он не имел. Первое сражение состоялось 21 марта 1849 года близ Мортары. Здесь пьемонтскими войсками командовали сын короля герцог Виктор Эммануил Савойский и генерал Дарандо. Фельдмаршал Радецкий командовал главными силами австрийской армии. Пьемонтцы не приняли никаких мер для укрепления Мортары, а выставленные ими караулы оказались малочисленными и к тому же беспечными. Все это позволило австрийцам захватить неприятеля врасплох и без особых усилий и потерь выбить итальянцев из города. В сражении победители потеряли всего 300 человек, тогда как потери королевского войска составили 500 человек убитыми и ранеными, 2000 пленными и пять пушек. Через два дня, 23 марта, Радецкий вновь одержал убедительную победу – у города Навары. Это было большое сражение: пьемонтская армия насчитывала 47 тысяч человек, а австрийская армия состояла из трех корпусов. После ожесточённой схватки пьемонтцы были наголову разбиты и бежали. Теперь поражение Сардинского королевства уже ни у кого не вызывало сомнения. От полного уничтожения или пленения армию Пьемонта спасла только медлительность австрийского главнокомандующего, который верно рассчитал исход войны. Король Карл Альберт Савойский отрёкся от престола и покинул Италию. На сардинский престол взошёл его сын Виктор Эммануил II Савойский. 26 марта он подписал с Радецким перемирие, по которому Австрия сохраняла власть в Ломбардо-Венецианском королевстве. 6 августа в Милане был заключён мирный договор, по которому Вена получила от побеждённого Пьемонта огромную контрибуцию в 65 миллионов франков. При этом, Савойская династия удержалась на сардинском престоле.

P1270449 0

Пьетро Алди, Встреча в Виньяле.

Палестро, селение в Северной Италии, на p. Сезии. В австро-итальянско-французскую войну 1859 г., после боя у Монтебелло, Наполеон III решил двинуться от Алессандрии на Новару, с целью обойти правый фланг австрийской армии гр. Гиулая. Для обеспечения переправы у Верчелли сардинская армия, расположенная у этого пункта, получила приказание занять 30 мая позицию у Палестро. В 10 ч. у. средняя колонна австрийцев подошла по большой дороге к Палестро и завязала перестрелку; атаки Дондорфа на деревню и кладбище были отбиты. После двухчасового упорного сопротивления сардинцы перешли в наступление и опрокинули австрийцев. Пока шел бой на фронте, правый фланг Чиальдини был атакован левой австрийской колонной, которая опрокинула сардинцев и утвердилась в Каза Сан-Пиетро. Король Виктор-Эммануил, прибывший на место боя, оценил опасность положения и двинул 3-й полк зуавов против Сцабо. Зуавы переправились по грудь в воде через канал Сезиетта, бросились в штыки на правый фланг австрийцев, сбили их, захватили батарею и обратили всю бригаду Сцабо в бегство. Во время боя у Каза Сан-Пиетро правая колонна австрийцев пыталась взять Конфиенцу, но была отбита. Цобель решил еще раз попытать счастье и двинул против Палестро свой резерв, но попытка эта кончилась неудачей, после чего австрийцы отошли к Роббио. Австрийцы потеряли более 21/2 т. чел., союзники – около 900 человек. Сражение у Палестро было эпизодом Войны за Независимость, который закончился отступлением австрийских войск.

P1270452 0

Амос Кассиоли, Сражение при Палестро.

Долгий путь неудачных восстаний и великих побед завершился в июне 1871г., когда Рим стал столицей объединенной Италии. Битва франко-сардинской армии, под предводительством Наполеона III Бонапарта и Виктора Эммануила II с австрийской армией императора Франца-Иосифа 24 июня 1859г. стала одновременно и решающей победой, и великой трагедией 19 века. Союзные войска захватили высоты в окрестностях Сольферино и Сан-Мартино, отразили контратаку австрийской армии и, в последствии, заставили их отступить. Победа завершилась подписанием перемирия между Наполеоном III и Францом-Иосифом, ценой которого стало 18 000 убитых, раненых и пропавших без вести со стороны союзников, и 22 000 потерь со стороны австрийцев. Сражение у Сан-Мартино (24 июня 1859) было эпизодом (частью общего сражения при Сольферино и Сан-Мартино), которым закончилась Вторая война за независимость Италии. В Мирном договоре, заключенном в Цюрихе (10-11 ноябрь 1859), Габсбурги уступали Ломбардию Франции, которую та должна была передать Савойе, в то время как Австрия сохраняла за собой Венецию и крепости Мантуя и Пескьера. Битва при Сольферино также связана с появлением Общества Красного Креста. Став свидетелем ужасающих последствий битвы, когда тысячи раненых изувеченных солдат были брошены на поле боя умирать, не получив должной медицинской помощи, швейцарский предприниматель Анри Дюнан решил создать "Международный Комитет Красного Креста", взяв в качестве эмблемы швейцарский флаг, поменяв цвет креста на красный, а фона – на белый.

P1270466 0

Амос Кассиоли, Сражение у Сан-Мартино.

После поражения Франции 2 сентября 1870 года под Седаном и пленения Пруссией императора Наполеона III итальянцы стали действовать весьма решительно. Уже 4 сентября "римский вопрос" был согласован с новым правительством Франции, и французский гарнизон покинул Рим. 20 сентября в Рим вошли регулярные итальянские войска. 2 октября 1870 года в Риме прошел плебисцит, в результате которого за присоединение Рима к Италии проголосовали 133 681 человек, а против только 1507 человек. 30 декабря 1870 года король Виктор Эммануил II переехал из Флоренции в Рим. 1 июля 1871 года Рим был официально объявлен столицей Королевства Италия.

P1270440 1

Сезаре Маккари, Виктор Эмануил II принимает всенародное голосование римлян (левый фрагмент).

Виктор Эммануил II умер в Риме (Дворец Quirinale) в Квиринальском дворце (итал. Palazzo del Quirinale) на Квиринальском холме 9 января 1878. 17 января 1878 его прах был перемещён в Пантеон, место, предназначенное для того, чтобы предоставлять последний кров членам королевской семьи Италии: позже в нём будут похоронены Умберто I (1844-1900), Реджина Елена (1851-1926), Виктор Эммануил III (1869-1947), Елена Черногорская (1873-1952), Умберто II (1904-1983) и Мария Жозе Бельгийская (1906-2001).

P1270454 0

Сезаре Маккари, перенос праха Виктора Эммануила II в Пантеон.

В октябре 1859 Луиджи Муссини получил заказ от Временного Правительства Тосканы на изготовление портрета Виктора Эммануиля II. С первых дней ноября Муссини вместе с итальянский историком Франческо Бонаини переехал в Турин и через месяц ему удалось быть принятым королём 5 и 6 декабря. На двух сеансах общей продолжительностью 1 час с четвертью он написал маслом портрет, получивший большой успех среди придворных за убедительное сходство с оригиналом. Портрет был подарен Муниципалитету Сиены дочерью автора в ноябре 1888 г.

P1270456 0

Луиджи Муссини. Портрет Виктора Эммануила II.

Зал Рисорджименто предоставляет кров реликвиям эпохи Возрождения. Среди которыми мундир, хранящийся за стеклянной дверцей резной деревянной витрины, работы сиенского резчика Пиетро Жиуисти (итал. Pietro Giusti), который король надевал в сражение под Сан-Мартино и который сам подарил Луиджи Муссини, в знак благодарности за красиво исполненный портрет.

P1270467 0

Мундир Виктора Эммануила II

Джузеппе Сабателли (итал. Giuseppe Sabatelli), сын известного художника Луиджи Сабателли, преподававшего в Академии изящных искусств (Академии Брера, Милан), родился во Флоренции 24 июня 1813. Признанный автор картин на исторические темы и средневекового Возрождения, на вершине своей карьеры получил заказ от великого герцога Тосканы Леопольда II создать три полотна, освещающих самые удачные исторические моменты в сражение при Серкьо (Флоренция, Палаццо Питти, Галерея современного искусства). Джузеппе умер преждевременно в возрасте тридцать лет 27 февраля 1843 года, погребён во Флоренции, в церкви Святого Креста "Санта-Кроче". Незаконченный эскиз 1842 г. с названием "Сражение у Барлетты" представляет сцену яростного боя. Эскиз был подарен Палео Баччи (итал. Paleo Bacci) городской Библиотеке Сиены, и пришёл в коллекцию Палаццо Публико.

P1270445 0

Джузеппе Сабателли. Сражение у Барлетты.

Также под стеклом красуются парадные шлемы Народной Гвардии, в которых воины Виктора Эммануила II сражались за свободу и объединение Италии.   

P1270459

 Два парадных шлема Народной Гвардии (1847-1849).

В зале находится несколько скульптур таких известных сиенских художников XIX века, как Джованни Дюпре, Тито Сарроччи, Энея Бекерони и, прежде всего, монументальная "Боль" Эмилио Галлори (итал. Emilio Gallori), выставленная здесь в 30 годах двадцатого века.

P1270462

Эмилио Галлори. Боль.

В этом зале невозмоно не остановиться, чтобы не рассмотреть скульптуру девятнадцатого века Джованни Дупре с поэтической надписью "ЕЁ НЕ БУДИТЕ".

P1270442 0


 

 

 

 

 

 

 

Зал Маппамондо

 

Первой фреской, украсившей только что отстроенный Палаццо Пубблико, стал торжественный образ Девы Марии – Маэста (итал. Maesta – Величие); по-русски подобная иконография иногда называется Мадонна с Младенцем во славе, написанный Симоне Мартине в 1315 г.  Дева Мария на троне с младенцем Христом на руках изображены под балдахином, который поддерживают сонмы святых и праведников. Два ангела, преклонив колени, возлагают цветы к ногам Богоматери, а сиенские святые просят ее быть заступницей города. Образ Девы Марии – великий итог встречи сразу нескольких художественных традиций Средневековья, воплощенный гением большого мастера. В творчестве Мартини соединились традиции позднеготической живописи Сиены и рафинированные художественные вкусы французского Юга (Сиена была с ним тесно связана).

P1270573 2

 Симоне Мартини (Simone Martini), Маэста́ (1312-1315), рядом с залом Глобуса

Образы Мартини отличает редкостная грация; плавные линии рисунка, удлиненные силуэты, сияющий колорит придают всей сцене впечатление торжественного небесного зрелища. Другая прославленная фреска Симоне Мартини изображает сиенского кондотьера при осаде замка Монтемасси во время войны против тирана Лукки Каструччо Кастракани. В истории искусства она стала первым изображением конкретного исторического события с портретом современника. Этот портрет явился прототипом будущих конных монументов. В верхней части стены находится сравнительно узкая полоса росписи. На фоне густо-синего неба и жёлто-бурого, мертвенного, голого, словно кристаллического пейзажа с изображением крепостей Монтемасси и Сассофорте, а также укреплённого лагеря сиенцев едет на коне кондотьер Гвидориччо де Фольяни. Он изображён в профиль, его чертам мастер придал портретное сходство с оригиналом. Замок Монтемасси ещё в осаде, а над Сассофорте, который  кондотьер отвоевал у захвативших её пизанцев, уже развевается знамя Сиены. . Фреска запечатлела на века его подвиги и суровый дух времени, в котором реальность тесно переплелась с вымыслом. Одеяние прямо держащегося в седле всадника и попона на лошади имеют одинаковый узор из крупных тёмно-синих ромбов на жёлтом фоне. Узор как бы объединяет всадника и мощное животное в одно существо. В творчестве художника это самая героическая и мужественная работа,– ее можно воспринимать как манифест, противопоставляющий грубую мужскую эстетику военных будней, жесткость и одновременно хитроумие большой политики Гвидориччо, завоевавшего для Сиены два хорошо укрепленных замка.Фреска датирована художником 1328 г.

P1270583 10

 Симоне Мартини (Simone Martini). Кондотьер Каструччо Кастракани дельи Антельминелли (вверху)

В 1984 году при проведении реставрационных работ, финансируемых немецкой художественной ассоциацией, из под слоя штукатурки внизу появилась на свет новая фреска "Две персоны и замок", изображающая двух особ и замок. Оба персонажа представлены в цивильном одеянии, один из которых вооружён шпагой и явно доминирует над другим. Сцена изображает  завоевавшего Арчидоссо Гвидориччо да Фольяно в момент передачи графом Альдобрандески Кастель-дель-Пьяно. Авторство картины спорно: одни его приписывают Симоне Мартини; другие склоняются, что кажется менее вероятным, к Амброджо Лоренцетти или Меммо ди Филиппуччо; комплексная оценка имеющихся материалов относит картину к последниму периоду деятельности Дуччо ди Бонинсеньа, чей труд в качестве художника по фрескам до сих пор был мало заметен, но широко известен в многочисленных эпизодах на территории Сиены. Вероятно, фреска была удалена вместе с большей частью других, изображаующих земли и замки, завоеванные Сиеной, потому что планировалось заменить их большим Глобусом Амброджо Лоренцетти, потерянным три века назад. Разработанный прочным вращающимся механизмом в огромном диске из древесины и пергамента, глобус оставил памятные отпечатки на стене, чтобы Залу было передано его имя. По обе стороны от фрески "Две персоны и замок" Содома написал обрамления в виде портиков со святыми. Внутри обрамлений слева Cв. Ансан, который производит обряд крещения; справа – Cв. Виктор в античном вооружении и мечом в руке.

P1270583 00

Напртив окон – две картины, посвященные прославленным сиенским победам – над флорентийцами при Поджо-Империале в 1479 году (1480, Джованни ди Кристофано, Франческо д'Андреа) и при Валь-ди-Кьяна в 1363 году (Липпо Вани). Изображения святых появились значительно позднее. Св. Виктор, Cв. Ансан, блаженный Бернардо Толомеи написаны Содомой (1530-33), Cвятая Екатерина Сиенская – Веккьеттой (1460), Cв. Бернардино – Сано ди Пьетро (1450). 

P1270589 1

В 1478 году папа римский Сикст IV и Неаполитанский король Фердинанд I, недовольные правлением Флоренции, собрали свои войска для нападения на неподвластную им республику, требуя изгнания её правителя Лоренцо Медичи. Лоренцо собрал во Дворце самых известных граждан и обратился к ним с пламенной речью. Его взволнованно, со слезами на глазах, слушали 300 человек и в знак признания заслуг дома Медичи перед республикой, Лоренцо услышал ответ: "Республика благодарна ему. Все флорентийцы за него". Сиенская республика в то время не была в состоянии войны и разрешила пройти через свою территорию противникам Флоренции, за что последние подвергли сиенцев наказанию, опустошив их земли. В ответ, Сиена вошля в папскую коалицию и год спустя, в сентябре 1479, одержала победу над Флоренции в сражении под Поджо-Империале. Сиенские художники  Джованни ди Кристофано Гини и Франческо д' Андреа увековечили эту победу фресками  в Зале Глобуса (правая часть).

P1270591 1

В начале XIV в. Сиенскую Республику возглавлял Совет Девяти, который был низложен императором Карлом IV после большой чумы 1348 и последующих двух лет жёсткого неурожая, превративших город и окрестности в трагическое состояние. С марта 1355 власть перешла к Совету Двенадцати, который состоял, примущественно, из боровшихся с феодалами пополан – торговцев и ремесленников, и, как говорит предание, был худшим из всех сиенских правительств. Самая тяжелая проблема, доставшаяся ещё от предыдущего правительства, и одна из причин его пагубного падения, – это отсутствие в Сиенцах чувства патриотизма и самопожертвования для всеобщего блага. Цель была одна: обогащаться. В начале 1363 на сиенскую территорию вошла армия наёмников из Флоренции под командованием Никколо Монтефельтро (итал. Niccolò da Montefeltro), Маркольфо Росси (итал. Marcolfo dei Rossi), Уголино Сабатини (итал. Ugolino dei Sabatini) и подвергла разорению приграничные районы. Совет Двенадцати считал откуп лучшим способом держаться от наёмников подальше, но первая выплата повлекла вторую и проблема постепенно становилась всё более трудноразрешимой. Когда отсутствие ответной реакции Сиены стало очевидным, Монтефельтро двинул войска к стенам города и это, возможно, послужило пружиной, которая заставила правительство вооружить армию, чтобы выступить навстречу врагу. Никколо да Монтефельтро не принял всерьеёз намерения сиенцев, так как они раньше никогда не реагировали, или был слишком уверен в собственных силах, вступил в бой на открытой местности. Войско сиенцев, включавшее 800 рыцарей под командованием Франческо Орсини (итал. Francesco Orsini), застало Монтефелтро врасплох, его армия была несчастно разгромлена, а сам он с 1300 воинами взят в плен.

P1270585 1

Прославить важное событие было доверено художнику Липпо Ванни (итал. Lippo Vanni), который передал образ сиенской Валь-ди-Кьяна с богатым сельским хозяйством, многими домами с огородами, сараями для соломы, плодовыми деревьями, невероятно чистыми и совсем нетронутыми, несмотря на свирепое сражение, благодаря обнадеживающему присутствию и защите замков, размещенных на стратегических высотах вокруг долины. Описание сражения изображено на одной картине, сцены которой достаточно отчётливо прослеживают три части слева направо: войско со знаменем монашеского ордена терции Камолия выходит из ворот Писпини (итал. Pispini) в Сиену на помощь Франческо Орсини, узнаваемого по полосатому гербу с розой и аббревиатуры S.P.Q.R. латинской фразы "Senatus Populus Que Romanus" ("Сенат и граждане Рима") на кольчуге. Вторая сцена рассказывает об атаке командущих: на гребнях их шлемов герб с розой Орсини и стреловидный герб Хуго дель Ала (итал. Ugo dell’Ala). Тетья сцена описывает разгром флорентийских наёмников.

P1270585 2

 

P1270570 0


 

 

 

 

 

 

 

Фрески Лоренцетти 

 

В одном из главных залов, служившим с 1287 по 1355 годы местом собраний правителей города –  Совета Девяти, на который пришелся золотой век Сиены, удивительная серия фресок, созданных Амброджо Лоренцетти, чтобы напоминать руководителям об их обязанности быть добродетельными и справедливыми, и о том, как опасно обратное. Аллегорией называют фигуру, представляющую идею. Художник использовал аллегорию для выражения идеи мирного разумного начала, обеспечивающего процветание, и дурного, неразумного начала, сеющего разрушение и хаос. Лоренцетти считался одним из самых образованных людей своего времени и был наделен исключительным повествовательным талантом, что отчётливо видно по росписи трёх стен зала. Напротив окон находится главная фреска серии – "Аллегория доброго правления". Справа от неё – "Плоды доброго правления" в городе и в стране, а на другой стороне – что случается, когда к власти приходят тираны – "Аллегория дурного правления и его последствия". Названия фрескам даны современными учеными. Во времена Вазари эти фрески называли "Мир" и "Война". Документы, связанные с началом работ над фресками не сохранились. До наших дней дошли только счета по оплате работ с 26 февраля 1338 года по 29 мая 1339 года, из которых следует, что Амброджо в этот период заработал 113 флоринов. Под фресками на северной стене сохранилась подпись художника.

 

Аллегория доброго правления

 

P1270619 2

Амброджо Лоренцетти. Аллегория доброго правления. Фреска, деталь. 1337-1339 гг.

Прямо над дверью, через которую входил "Совет Девяти", изображена фигура Справедливости. У неё в руках чаши с сидящими на них ангелами. Левой чашей она отмеряет награду, правой – наказание. Ангел в красной одежде коронует человека с пальмовой ветвью в руке, и рубит голову другому, кто, видимо, оказался виновным. Второй ангел в белой одежде протягивает коленопреклоненному человеку две меры длины и зерно. Справедливость уравновешивает чаши, глядя вверх на другую фигуру, держащую весы, – Мудрость.

P1270619 01

Амброджо Лоренцетти. Аллегория доброго правления. Фрагмент. 1337-1339 гг.

От каждой чаши весов опускаются красные и белые шнуры к сидящей фигуре, держащей на коленях рубанок, которым плотник заглаживает неровности. В данном случае, рубанок уравнивает разные слои общества и формирует равенство перед законом. На рубанке видна надпись "Conkordia" ("Согласие")  –  это имя женской фигуры, в чьей руке сходятся  воедино два шнурка (cords) от ангелов на весах. Свитый шнурок тянется между стоящими людьми – народом Сиены, который сдерживает этим шнуром и упорядочивает в ряд Справедливость. Cреди 24 граждан, расположенных в ряд по два – мы видим портретное изображение Данте – второй в правом ряду, который считается наибольшим (если не единственным) вдохновителем и советчиком Лоренцетти в данных росписях.

P1270619 02

Амброджо Лоренцетти. Аллегория доброго правления. Фрагмент. 1337-1339 гг.

Если посмотреть на начало этого ряда, то здесь шнурок поднимается вверх и его держит правой рукой самая большая фигура, которая превосходит ростом всё, что её окружает. Это воплощение хорошей Коммуны: на подиуме восседает в царской позе властелин. Он благородно одет в черный и белый цвет – цвета Сиены. Золотые каймы обрамляют одежду. Поседевшие волосы мягко падают на плечи. Лицо украшает волнистая окладистая борода. Оконтованная мехом красная шапка с золотой вершиной придаёт его лицу серьёзность и подчеркивает сан. Он держит  скипетр и щит с изображением городской печати. У его ног волчица – основательница Сиены, кормящая Ашиуса и Сениуса, с которых начинается история города. Три небесных существа призрачно парят над Коммуной: Вера (Fides), Любовь (Caritas), Надежда (Spes). Пернатые крылья говорят о божественном происхождении трёх невесомых дам. Выше всех парит Любовь. Она подобна огню: тело её пылает, развивающиеся волосы отливают оранжевым цветом. Правой рукой она держит стрелу, левой – горящее сердце. Несколько ниже, справа, на золотых крыльях с короной на голове и в золотой одежде парит другое божественное существо – Надежда. Она подняла свои руки в молитве, взгляд её обращён на Иисуса Христоса, образ которого отчётливо проступает через раздвинотое небо. Слева, на той же высоте, покрытая платком и одетая в белое платье Вера. Она усердно прижимает крест к своему сердцу и держит рукой тяжелую, красную книгу. Рядом тянется надпись из прописных букв C. S C. V. – аббревиатура латинской фразы "Salvet Virgo Senam Veteram Quam Signat Amenam" (Храни Дева созданную тобой красивой старую Сиену, аминь). 

P1270619 002

Амброджо Лоренцетти. Аллегория доброго правления. Фрагмент. 1337-1339 гг.

По правую руку Властелина на длинной скамье, покрытой тканью, расположились фигуры Мира (Pax), Стойкости (Pugnaculum) и Мудрости (Prudentia). Молодая белокурая Мир прилегла и небрежно расслаблена. Она сняла свои доспехи, только прозрачная нижняя одежда обыгрывает плавные формы её женской фигуры. Отслуживший военный мундир отдыхает под шёлковой подушкой, на которую она удобно откинулась. Шлем и щит брошены на земли, на них стоят её голые ноги. Оливковый венок опоясывает золотистые волосы и торжественно обрисовывает красивое лицо. В её руке свежая ветвь этого дерева. Такое ощущение, что когда все вокруг трудятся, ей не нужно ничего особо делать. В городе мир. Рядом сидит Стойкость; её взор серьёзен, она хорошо вооружена. Левой рукой держит тяжелый щит, правой  –  крепко сжимает чёрный жезл. Верхняя часть туловища защищена бронёй панциря. По её красному платью скользит вниз и опускается через колено на пол отливающий бронзой тёмный плащ. Голова покрыта украшенным алмазами и короной шлемом. Ближе к Властелину сидит Мудрость. Она одета в синюю одежду, украшенную парчой с вышивкой. На её голове богатая золотая корона. Мудрость старше возрастом других помошниц. Волосы покрыты белым платком, обвивающим голову и плечи – знак её зрелости. В руке она держит масляный светильник с тремя горящими огнями, освещающими три слова, написанные на покоящейся у колен чаше: "Praeteritum Praesens Futurum" ("Прошлое, Настоящее, Будущее"). Мудрость обращает внимание на это послание указательным пальцем.

P1270619 04

Амброджо Лоренцетти. Аллегория доброго правления. Фрагмент. 1337-1339 гг.

По левую руку правителя сидят Великодушие (Magnanimità), Умеренность (Temperanza) и Справедливость (justitia). Как и Мудрость, они одеты в королевские платья. Их разноцветная, довольно незамысловато скроенная, длинная одежда украшена изящными каймами. Открытые накидки подчеркивают их роскошные одеяния. Золотые короны, гарнированные драгоценными камнями, украшают их белокурые, тонко причесанные волосы.  Ближе других к Властелину мы видим Великодушие. Одной рукой она держит корону, другой – лежащее на коленях глубокое блюдо, достаточно наполненное золотыми монетами. Рядом сидит Умеренность. Она указывает на ладонь с песчаными часами, журчавший песок которых уже наполовину вытек в нижний стеклянный сосуд. С краю – Справедливость; строго и серьезно держит прямой меч. На её колене лежит отрубленная голова бородатого мужчины, в то время как другой рукой она держит корону.

P1270619 5

Амброджо Лоренцетти. Аллегория доброго правления. Фрагмент. 1337-1339 гг.

 

Плоды доброго правления

 

В аллегории "Плоды доброго правления", развернувшейся по всей длине восточной стены, видно многоцветное оживление людей. На задний план отошли город и его окрестности. Центр композиции – это рыночная площадь Кампо перед дворцом Коммуны. Слева вверху узнаваем купол и большая черно-белая башня собора, которая увенчивает один из трёх холмов Сиены. Лоренцетти написал портрет своего собственного города. Вдоль тесных переулков готические дома с их высокими арочными оконами и белыми известковыми колоннами пристроены к небольшим дворцам и прямым, похожим на замок, строениям. Балконы и веранды, под которыми птицы находят места для своих гнёзд, мастерски украшают фасады, а зубчатые венцы напоминают о несложных укреплениях. Многие из домов построены из характерного для Сиены красного кирпича. 

 

Амброджо Лоренцетти. Плоды доброго правления. Фрагмент.

Гавной фигурой на фресках Лоренцетти выступает человек. Центр жизни – это рыночная площадь. Залитые ярким солнечным светом, люди заняты повседневными делами и усердно работают. Все же и для радостей тоже есть время. На площади господствует сцена из молодых мужчин и женщин, элегантно двигающихся  в ритмах музыки. Девять водят хоровод, десятый ударяет в бубен. Они выделяются своей красочно украшенной одеждой и цветными лентами на головах. Девочка слоняется из окна, чтобы посмотреть на веселых танцоров. На заднем плане, где площадь теряется в переулках, за происходящим наблюдает торговец сукном. Он сидит над книгами среди рулонов тканей, как под балдахином. Рядом с ним стоит деловой партнёр и присматривает за работниками, продающими тонко и аккуратно сложенный на длинном прилавке материал. В соседнем помещении работает ювелир. На другой стороне улицы, повернувшись спиной, на лавке сидит портной. Готовая одежда висит на веревке, натянутой над переулком. За первым рядом домов проезжают два всадника, их головы покрыты высокими шляпами, на руках перчатки, один из них держит короткую трость. Их вид указывает на дворян, однако, подобную форму носили блюстителям порядка. Слева от танцующих в открытой лоджии дома собрались обсудить текущие дела пять мужчин. Трое сидят за столом и вынашивают план будущих действий, основные моменты которого вполголоса озвучивает слегка наклонившийся вперёд участник. Двое других скептично относятся к самой идеи этого плана, они стоят в стороне от стола, где один объясняет другому несостоятельность затеи. Глядя на взрослых, в спор между собой вступили присутствующие здесь же дети. За всем происходящим наблюдает сидящая на поперечной кругой балке сова, чьё присутствие разбудило интерес бездомной кошки, гуляющей наверху по перилу балкона. Слева от танцующих, в открытой лоджии дома, собрались обсудить текущие дела пять мужчин. Трое сидят за столом и вынашивают план будущих действий, основные моменты которого вполголоса озвучивает слегка наклонившийся вперёд участник. Двое других скептично относятся к самой идеи этого плана, они стоят в стороне от стола, где один объясняет другому несостоятельность затеи. Глядя на взрослых, в спор между собой вступили присутствующие здесь же дети. За всем происходящим наблюдает сидящая на поперечной кругой балке сова, чьё присутствие разбудило интерес бездомной кошки, гуляющей наверху по перилу балкона. На крыше-террасе этого дома женщина поливает цветы. Девочка смотрит из окна первого этажа вниз на улицу: ей интересен проходящий мимо свадебный поезд. Из соседнего дома, прислонившись к перилам балкона, дети любуются свадебным обществом. Две сестры вышли на улицу и стоят перед дверью, рассматривая прекрасную невесту, которая гордо направила взгляд вперёд, сидя на празднично наряженной белой лошади, ведомой за уздечку молодым человеком. Красное платье невесты свободно свисает вниз; на её золотистых волосах сидит легкая, украшенная драгоценными камнями, корона. Невесту сопровождают два благородно одетых, статных всадника. Свадебное шествие замыкают два юноши, один из которых по-дружески положил руку на плечо другому.

P1270629 02

Амброджо Лоренцетти. Плоды доброго правления. Фрагмент.

Справа от молодых танцоров бурно кипит рыночная жизнь. Крестьяне, легко узнаваемые по их бесцветным курткам и простым шапкам, везут в город свой товар. Один из них привёз дрова на двух ослах, которых подгоняет ботажком. На его руке висит полная яиц корзинка. Аптекарь с бакалейщиком уже заждались дров и кивают, чтобы он остановился. Справа на улице ютится пекарня и мельник управляет тяжело нагруженными мешками с мукой мулами. На углу улицы есть мясная лавка, где висит сочная ветчина. Напротив, повернувшись спинами, три человека работают в суконной мастерской. Один из них сидит за ткацким станком, другой прядёт шерсть, третий проверяет качество готовых материалов. Пастух пересекает площадь вместе со своей собакой и прогоняет овец в город. Соломенная шляпа, которая должна защищать его от солнца, сидит на затылке. Белокурая красавица в сельском одеянии переходит дорогу; на своей голове она умело балансирует корзинку, наполненную пухом. За нею следует пожилая женщина, несущая в руках курицу. Посредине площади, перед обувной лавкой, стоит крестьянин, держащий в узде ненагруженного осла. Он, кажется, успешно продал весь товар и использует пребывание в городе, чтобы прикупить себе пару новых ботинок. Мастер подает их ему через прилавок: в это время два подмастерья заняты своим делом. В лоджии дома между сапожной мастерской и аптекой идут школьные занятия. В красном костюме и окантованной мехом шапке преподаватель смотрит с кафедры вниз на учеников, которые внимательно слушают его слова. В этом городе процветает торговля, коммерция и науки. Город растёт. Высоко над крышами видна стройплощадка, где работают каменщики и плотники.

P1270629 00

Амброджо Лоренцетти. Плоды доброго правления. Фрагмент.

Тёплым красным цветом отливает городская стена с зубцами, а также мощные городские ворота, двери которых открыты. Волчица с близнецами наблюдает за входом в гороа и смотрит вниз на плодородную, изборожденный ручьями долину. В этом мире парит Секуритата (Securitas) – римская богиня, олицетворявшая безопасность граждан и государства. Подобно ангелу с крыльями она плывёт по небу надгородм и страной, где течёт бодрая жизнь. Тело её обнажено, только нежное покрывало скользит по беломраморным бедрам и мягко падает к ногам, которые легко ударяет воздух. Поверх городских ворот она развернула свиток, надпись на котором гласит о том, что пока коммуна поддерживает Безопасность, каждый свободно и без страха идёт своей дорогой, возделывает и засевает поля. В руке она держит виселицу, на которой висит мертвое тело мужчины. Секуритата вознагражденает добро и наказывает зло. На заднем плане мягко изогнутые линии холма поднимаются к грядам гор. В той суровой местности на вершинах гор вразброс стоят замки и крепости, а на пологих склонвх и на горизонте рассеянные поселения, роскошные загородные виллы, церкви и деревни. Вокруг поросшие виноградниками, маслинами, кипарисами и дубами холмы. Пейзажные сцены написаны Лоренцетти также по сиенскому ландшафту: он написал портрет того пейзажа, который извивается к югу от его родного города. Видны холмы Крете с живыми изгородями из виноградников, оливковыми рощами и пашнями, видны сиенские житницы, мареммы, охотничьи угодья, виднеется линия гор амиата и портовый город Таламоне у самой границы.

P1270624 2

Амброджо Лоренцетти. Плоды доброго правления. Аллегория Безопасности.

Из городских ворот мощёная камнем и обрамлённая цветами улица вдоль виноградников уводит вниз в обширкую сельскую местность. Под воротами царит оживленная ходьба. Богато одетый всадник покидает город, в надежде получить удовольствие от соколиной охоты. Впереди него едет прекрасная молодая дама. Она прямо сидит на лошади и смотрит вниз на долину. Их провожатый вытянул левую руку, на которой сидит сокол. Он идёт пешком и несёт лукошко с кусками мяса для соколов. Рядом с лошадьми бегут две охотничьи собаки. На бордюрном камне сидит, скрестив ноги, бедный слепой с посохом и протягивает корзинку проходящим мимо людям. Вид его опрятен: чистая белая куртка, кожаные ботинки без дыр и борода не растрёпана. Вероятно, он поломник на пути в Рим. Богатая дама проехала мимо, потратив на него один лишь взгляд; однако, её попутчик, кажется, пожертвовал несколько монет. Священик и его слуга прошли мимо нищего в город. В виноградной лозе перед городской стеной резвятся молодые люди со стрельбой из лука и птичьей охотой. Один из них мечтательно смотрит в воздух, другой опустил руку в небольшую плетёную сумку, повязанную вокруг бёдер. Крестьяне приближаются к городу, чтобы продать на рынке свой товар. С тяжело нагруженными ослами и поросятами они взбираются на холм к входу в город. 

P1270624 3

Амброджо Лоренцетти. Плоды доброго правления. Фрагмент.

Ниже улица уже не вымощена камнем и молодая семья вынуждена передвигается по земле со всем своим домашним скарбом. Женщина заботится о маленьком ребенке. Он сидит на телеге, которую тянут два вьючных животных. Мужчина следует со скотом: корова, осел и овца. Скоро они персекут ручей по мосту. Как раз там им навстречу идёт крестьянин с нагруженными мулами. Его останавливает кавалерист в перчатках и высокой шляпе; рядом вооружённый копьём молодой помощник. Вероятно, оба контролируют дорогу в город. По убранным полям всадники с собаками и соколами преследуют добычу. Сельские жители заняты новым посевом: один пашет поле с помощью плуга и быка, другой бросает посевное зерно, а третий мотыгой засыпает его землёй. Птицы нашли легкое питание и клюют семена из земли. Мешки, наполненные зерном, стоят на краю пашни. Крестьянин перестал грузить их на спины мулов, чтобы напоить одно из животных у ручья. На правом берегу ручья местность становится более холмистой. Видно двух охотников с собакой, преследующих дикое животное. Наверху, на светлой вершине холма, крестьянин пашет поле. Выше по реке, на опушке леса, стоит мельница и шумит ручей. Мельник закончил свою работу и вышел из дома, чтобы порадоваться теплым солнечным лучам. За мельницей, на склоне холма, два самца косули борятся за свою территорию. 

P1270624 4

Амброджо Лоренцетти. Плоды доброго правления. Фрагмент.

 

Аллегория дурного правления и его последствия

 

P1270614 3

Амброджо Лоренцетти. "Плоды дурного правления". 1337-1339 гг.

На западной стене разместилась резиденция дурного правления. Свободной для изображения аллегории Аллегория дурного правления и его последствия для города и страны оставалась лишь одна длинная стена, Лоренцетти совместил резиденцию правительства с жизнью города: Подиум, на котором находится трон правителя, стоит в пределах городской стены. Место почтенного монарха занял сатанинский властелин., на теле рок оружия, Он сидит на своём троне в военном мундире с обнаженным кинжалом, жаждущий войны. Вид ужасен: оба глаза косят, лицо искажено злобой, два клыка, как у кабана, возвышаются над его нижней челюстью, а на голове у него выросли два острых чертовых рога. Его голову покрывают длинные чёрные волосы. Поверх его доспехов падает с плеч длинный багровый шлейф, украшенный золотой вышивкой и обрамлённый мехом, а бархатный материал в складках падает на подиум. В левой руке он держит золотую чашу на высокой ножке. Он поставил его ногу, которая окажется себе при более близком взглядывании чем коготь, на козла. Животное неохотно согласилось это на подиуме и смотрит верно к его владельцу высоко. За шеей устрашающего правителя надпись: Tyramnides – Тирания. Тиран собрал вокруг себя советников. Его окружают неопределенные существа, которые обнаруживают отчасти человеческие, отчасти животные черты. Надписи характеризуют их как пороки: слева направо сидят Crudelitas – Жестокость, Proditio – Измена, и Fraus – Ложь. Справа его дикая свита: Furor – Смута, Divisio – Раздор, и Guerra – Война. Жестокость – это старая женщина. Её длинные волосы с проседью свободно и непричесано падают вниз на плечи. Своей правой рукой она сжимает грудного ребенка и тянет его на воздух. Беспомощно он трепыхается в пустоте и сильно бьется своими маленькими ножками и ручками. Он жалко кричит от страха, так как к нему приближается змея. Как под гипнозом он пристально смотрит широко раскрытыми глазами на ужасную картину. Круделитас держит в руке змею и забавляется жестокой игрой. Рядом с ней сидит мужчина, внешний вид которого присущ обычному горожанину: он одет в широкие одежды, голова укрыта простой матерчатой шапкой. Это Измена. На его коленях сладкий ягненочек – однако, внешность обманчива; так как где обычно находится покрытая шерстью задница, изгибается ядовитое жало скорпиона. Ложь – это странное существо. С длинной белокурой косой она походит на женщину, но черты её лица грубы и черствы, скорее мужские; бакенбарды вовсе не подходят женщине. Ложь – это ни женщина, ни мужчина. Это существо не принадлежит к человеческому роду, скорее это помесь человека и животного. Под краешком подола юбки видны коти ног, а вместо человеческой руки из рукава выглядывает коричневое шерстяное копыто. Крылья летучей мыши на спине выдают адское происхождение. Своим широко расставленным копытом существо держит золотой жезл и направляет взгляд на тирана. Точно так же справа от тирана находятся другие демонические существа: Смута. Это животное больше человека. Тело заросшее коричневой шкуркой. Оно не сидит на скамье, а стоит на четырёх ногах. Живот как у лошади. Впереди у него копыта, позади, как у волка две лапы. Вместо пышного хвоста вьётся острое жало. Верхняя часть туловища с двумя руками человеческая и произростает, как у кентавра, из тела лошади. Голова ни от человека, ни от лошади, а от кабана. Чудовище вооружено коротким кинжалом и камнем. Раздор (Дивизо) – это молодая дама с непокрытыми длинными белокурыми волосами. Ее двуцветная простая одежда свободно закрывает тело. Половина окрашена в черный цвет, другая – в белый. На белой стороне написано слово Si, на черной – No. Дивизо пилит лежащей у неё на коленях деревянный брусок. Война (Гуэрра), также молодая женщина, сидит рядом справа. Оснащённая шлемом, мечом и круглым щитом она готова к бою. Она уже приготовилась к удару, подняла щит, на котором блистает её имя, в ожидании контрудара. В ногах тирана, на голой земле, мы замечаем уже известную нам даму. Это Юстиция (лат. Justitia, Справедливость), которую мы встречали во дворе почтённого Властелина. Там она сидела,подобно королеве, на собственном троне с чашами от весов в руках. Здесь её руки скованы, ноги обмотаны платком платком, так что она не может ими шевелить. Раздетая до нижней рубашки, она лежит с растрёпанными волосами перед подиумом; лоб сморщился в складках, взгляд озабочен, весы разбиты, чаши от них лежат на земле по обе стороны. Красные верёвки, на которых они раньше висели, бесполезно извиваются на земле. У поднявшего глаза на тирана мужчины в одной руке красная верёвка, в другой – черная петля тяжелой железной цепи, которой удерживают под стражей Юстицию. Справа сохранился до наших дней фрагмент черной цепи. Ее другой конец начинается у двух мужчин, которые что-то разрывают (сегодня уже неузнаваемое). Перед их ногами лежат две мертвые женщины. Одна была заколота совсем недавно; так как кровь ещё течет из её груди. Поперёк её безжизненного тела лежит другой обнажённый труп. Группа придворных беспечно проходит мимо и не проявляет к кровавой сцене никакого интереса. Справа находятся городские ворота, закрывающие городскую стену, перед которой стоит подиум тирана. Рыцарь и два пехотинца охраняют полуоткрытый вход. Слева от связанной Юстиции убивают людей. Два статных бородатых воина в пестрых доспехах закалывают двух невооруженных горожан: один с подтянутым кинжалом грозит безобидно смотрящему гражданину, другой вонзает нож в грудь беспомощной, белокурой девушки.

P1270607 11К жестокому и гнускому обществу на стороне тирана примыкают три окрыленных существа. Они парят над дьявольским правителем. Их вид напоминает женщин, но не божественного, а сатанинского происхождения: с крыльями летучей мыши они скользят по воздуху. Высокомерие (лат. Superbia, Супербия) летает выше всех. Она изображена белокурой девушкой с опрятно причесанными волосами. На голове видны два кривых рога. Её пурпурную, великолепную одежду украшает вышитый золотом шлейф. Тяжелый материал мягко завивается от ветерка при взмахе крыльев. Осанка и взгляд Супербии гордый. Она крепко держит пристёгнутый вокруг бедра меч на оплывшем бюсте. На верёвочке, который она держит в другой руке, покачивается ярмо. Слева от неё парит Авартия (лат. Avaritia, Скупость). Она выглядит старой женщиной. Из-за скудного питания её щеки глубоко провалились. Материал одежд настолько тонок, что просвечиваются обвисшие груди. Она одета в пепельно-серую куртку. Капюшон не поднят, а свободно опущен на плечи. На голове желтовато-белая шапка, под которую старушка беззаботно спрятала свои скудные волосы. В костлявой руке возвышается длинный и изогнутый наверху посошок. Острыми, как у хищной птицы, ногтям, она цепляется за висящей на плечах ручной гнёт, сжимающий два кошелька. Третьей в связке демонических женщин, которые увенчивают тирана, изображена очень тонкая, молодая Ванаглория (лат. Vanagloria, Тщеславие). Она путешествует в золотой карете. Её красная одежда великолепна и так изысканна, как до сих пор никто не видел. Чёрные волосы Ванаглории аккуратно причесаны и украшены золотом, рубинами и изумрудами. Самовлюблено она рассматривает себя в золотом зеркале и гтак лубоко утопает взглядом на свою красоту, что забывает обращать внимание на камыш в левой руке, что он тихо и сам по себе стал уже очень серым. 

P1270607 12

Амброджо Лоренцетти. "Плоды дурного правления", правая треть фрески.

В городе и в деревне мрачно. Солнечный луч не проникает в это темное и ужасное место. Холмистая окрестность подавляет взор необработанными полями и останками замков. Почти нет деревень, всё разрушено. Единственное здание, которое выгляди ещё неповрежденным, – это укрепленный замок, который стоит на вершине горы. Часть города лежит в руинах, в крепостных стенах трещины. Несколько человек забрались на верхний этаж без разрешения хозяина дома и ломают без разбора стены, сбрасывая кирпичи на главную площадь. В этом городе нет никакого рынка: торговля, обучение и коммерция здесь не могут развиваться. Единственный товар, который ещё продаётся, – это оружие. Постукивая молотом кузнец сидит в своей мастерской и предлагает на продажу изготовленные мечи. Справа перед входом в дом стоит растерянная молодая женщина; труп мужа лежит у её ног. Он был совсем недавно заколот; кровь ещё струится из свежей раны, окрашивает землю в красный цвет. В стороне от несчастных двое ведут беседу, не обращая внимание на тяжелую участь молодой соседки. Два мальчика стоят поблизости от места происшествия. Они шепчутся и указывают на заколотый труп. Рядом с ними двое вооружённых и благородно одетых мужчин взвалили девушку на плечи. Она одета в красную, украшенную вышивкой, одежду, а на её голове блестит маленькая золотая корона; белокурые волосы рассыпались, их пряди свисают на лицо. Красная юбка в складку едва прикрывает бёдра и обнажает набедренную повязку. Робко защищаясь, она смотрит с поднятой головой в глаза своим мучителям. За ними собралась толпа вооружённых людей в форме и безучастно смотрит на происходящее. Посередине площади двое в короткой одежде со шлемом и кинжалом напали на мужчину, одетого как обычный городской гражданин. Ему связали руки; один из нападавших держит жертву за воротник, другой спокойно высыпает похищенные золотые и серебряные монеты на круглый поднос.

P1270609 11

Амброджо Лоренцетти. "Плоды дурного правления", фрагмент средней части фрески: разрушающееся дома.

Никакие пищевые продукты в город не привозятся; ничего не возделывается, так как на пашнях бушует война. В сопровождении двух пехотинцев рыцарь покидает город. Его группа, вероятно, должна вступить в бой, который разгорелся наверху среди холмов, откуда поднимаются клубы дыма. Враждебная армия достигла реки и сожгла деревню; дома горят ярким пламенем, почти из всех окон вьются языки огня. Всадник с вытянутой пикой скачет голопом к боевым позициям в направлении моста. Кавалерийский авангард вражеских войск атакует позиции на склоне холма и намерен форсировать реку, но на другом берегу городская армия уже ждёт врага. На это указывает великолепное вооружение командира: его шлем украшает плюмаж из перяной опушки. Он вздыбил лошадь и приказывает атаковать. Тотчас начнется кровавая битва. Гражданское население покинуло город, всё лежит в развалинах. Над которым этим городом и ее окрестностью парит Тимор (лат. Timor, Страх) – страшная старуха с лежащими прядями волосами. Цвет её тела и лица серо-коричневый. Тонкая одежда висит лоскутами на худом теле. С широко раскрытыми глазами и ужасно выдвинутой нижней челюстью она направляет свой меч против живущих на земле обычных смертных. Угрожающе встав над дорогой у выхода в города, она безжалостно, словно смерть, на которую похожа, нападает на страну и людей. Своими когтями она держит свиток с надписью, которая объясняет её присутствие: "Поскольку каждого на этой земле интересует только собственное благо, Справедливость подвласна Тирании. Поэтому больше никто не может идти по этой улице, не опасаясь за жизнь, которой лишится у городских ворот как снаружи, так и внутри".

P1270611 21

Амброджо Лоренцетти. "Плоды дурного правления", фрагмент левой части фрески


 

 

 

 

 

 

 

Зал Балии

 

Балия (итал. Balìa) или Бэйлия (итал. Baylia) – старый термин французского происхождения, принятый в республиках Флоренции, Сиены и Перуджи для обозначения управления (администрации) территорий. Например, муниципалитет итальнского города Ассизи (итал. Assisi – регион Умбрия, провинция Перуджа) в 1232 году был разделен на 51 балию; город Треви (Trevi, 1213 г.) – на четыре. Балиями так же называли чиновников, уполномоченных представлять власть в районе города и его окрестностях. Зал был основан в начале четырнадцатого века, чтобы приютить Магистратуру – орган, призванный исполнять решения, принятые городским советом с некоторой свободой действия. Иллюстрированный цикл, разделенный на шестнадцать сцен, начинается с двух люнетов на арке у входа. Цикл был создан одним из самых известных тосканских мастеров Спинелло Аретино (1408), которому помогал сын Парри, и посвящен папе Александру III, сиенцу по рождению. Основная тема – конфликт между папой и императором Фридрихом Барбаросса, закончившийся примирением в Венеции, где император был вынужден признать власть папы. Целую стену занимает изображение морской битвы между имперскими и венецианскими галерами, написанное в 1407-1408 годах Аретино. Он драматично представил сражение у мыса Сан-Сальваторе между немецкими и венецианскими моряками, в ходе которого дож Венеции вместе с другими видными людьми поднялись на 30 галер и отправились в море; проделав 50 миль, встретили 75 галер под командованием сына императора Барбаросса. Дож вступил в бой и имел удачу пленить галеры императора и его сына. Папа Римский встретил дожа с распростертыми объятиями и сказал: "Добро пожаловать, господин всего соленного моря!" и подарил ему золотой перстень со словами: "чтобы женить с морем, как мужчина женится на женщине и становится её господином".

P1270471 0

В верхнем регистре Спинельо Аретино разместил сцену Вселенского собора в Латеранской церкви, созванного римским папой Александром III в марте 1179 года (слева). Другая сцена (справа) описывает исход Александра III из Рима, занятого императором Фридрихом Барбаросса.

P1270482 0

Спинельо Аретино, Морское сражение у мыса Сан-Сальваторе

1 декабря 1167 года 15 ломбардских городов объединились в Ломбардскую лигу на основе соглашений, заключённых под патронажем Адриана IV в 1159 году. Целью лиги была защита традиционных свобод североитальянских городов от посягательств императора. Александр III был провозглашён главой Ломбардской лиги, его популярность в Италии достигла небывалых размеров, в его честь был даже назван новый ломбардский город Алессандрия, основаный в 1168 году на месте существовавшего здесь ранее поселения. Город возник как хорошо укреплённая крепость для защиты Ломбардской лиги от имперских притязаний Фридриха Барбаросса – яростного противника папского престола.

P1270483 1

Спинелло Аретино. Строительство Александрии.

Один из великих сыновей Сиены, папа римский Александр III, помог объединить северные итальянские города в непрерывной борьбе с императором Фридрихом I Барбаросса. На левой стене (от Морского сражения) Спинелло Аретино разместил фрески со сценами коронования папы Александра III и признания императором Священной Римской империи Фридрихом I Барбаросса власти римсого папы Александра III.

P1270488 0

Мотивом фресок послужила история избрания римского папы Александра III (до посвящения – Орландо Бандинелли), которого не признал император, вынудив понтифика покинуть Рим и укрыться в в Нинфе, где он был коронован кардиналом Одоне Бонеказе, кардиналом-протодьяконом диаконии церкви Сан-Джорджио-ин-Велабро. В этот же самый день Орландо Бандинелли был посвящён в епископа Рима кардиналом Убальдо Аллючиньоли, епископом Остии и Веллетри, и возведён на папский престол под именем Александра III. 

P1270487 2

Спинелло Аретино. Коронование папы Александра III.

В битве при Леньяно в 1176 году Ломбардская лига силами городских ополчений наголову разбила рыцарей Фридриха I Барбароссы, вынудив императора в 1183 году признать самостоятельность городов Лиги. После этого поражения Фридриху пришлось смягчить свою позицию и пойти на большие уступки: он согласился признать Александра III единственным законным папой и вернул ему префектуру в Риме. В июле 1177 года в Венецию прибыл папа, представители Ломбардской лиги, короля Сицилии (в числе последних был Ромуальд Салернский, оставивший подробное описание событий) и император.

P1270490 0

Спинельо Аретино, Папа Римский Александр III возвращается в Рим

Утром 24 июля 1177 года Фридрих был встречен кардиналами в церкви Сан-Никола в Лидо, здесь он признал Александра III законным папой и отрёкся от антипапы Каликста III, после чего с него было снято отлучение. В сопровождении кардиналов, дожа Венеции Себастьяно Дзиани и патриарха Аквилеи Фридрих прибыл в Собор Святого Марка, где его ожидал на троне Александр III. По описанию Ромуальда Салернского, император сбросил свою мантию и пал в ноги папе, был поднят им, получил поцелуй мира и благословение. Венецианское предание утверждает, что император выразил готовность преклонить лишь одно колено (перед святым Петром), но Александр III потребовал от Фридриха пасть на оба колена (перед святым Петром и папой). В атриуме собора святого Марка до сих пор сохраняется место унижения императора.

P1270487 1

Спинелло Аретино. Фридрих Барбаросса признает власть Александра III.

P1270483 2

Спинелло Аретино. Император Фридрих I Барбаросса, унижающийся перед Папой Римским Александром III.

P1270479 2

Спинельо Аретино, Встреча Александра III с Людовиком VII.

 


 

 

 

 

 

 

 

Капелла 

 

Одно из самых ярких впечатлений от дворца оставляет капелла. После того как чума в 1348 году покинула город, начало расти население, а с ним и число прихожан; возникла необходимость расширения дворцовой церкви, что было исполнено в начале XV века. Художественное оформление помещения было заказано популярному в то время мастеру стенных росписей Таддео ди Бартоло (итал. Taddeo di Bartolo). Этот сиенский художник имел свою индивидуальную манеру, ценил декоративность и изящество, но соблюдал чувство меры и не впадал в соблазн наполнить изображения вычурной фантазией и чрезмерной роскошью "придворной" готики. Над алтарём помещена написанная Таддео сцена ''Благовещение''. На потолке и сводах капеллы он изобразил тридцать два музицирующих ангела, каждый из которых играет на различном инструменте. Эти ангелы исполнены с такой точностью, что можно с большой точностью воссоздать средневековый оркестр.

P1270543 1

Капелла укрыта кованой ажурной решёткой от арочного прохода, по другую сторону которого блестят сокровищи церковной утвари под витринным стеклом в зале Консистории. Эту решётку сделал Джакомо ди Вита (итал. Giacomo di Vita) в 1440-х, возможно, с участием Якопо делла Куеркии (итал. Jacopo della Quercia). Справа стоит чаша со святой водой и бронзовыми статуэтками работы Джованни Турино (итал. Giovanni Turino), а выше, в центре капеллы, редкой красоты лампада итальянского скульптора Доменико ди Никколо (итал. Domenico di Niccolò). Небольшой, но всё же ценный орган, созданный Джованни д'Антонио Пиффаро (итал. Giovanni d'Antonio Piffaro) ок. 1520 г., помещён на север от алтаря. Стены и своды капеллы расписал в своей маненре, близкой сиенской традиции, Таддео ди Бартоло (итал. Taddeo di Bartolo). Над входом в капеллу слева находится фреска Таддео ди Бартоло Св. Иоанн Евангелист и Св. Августин (1415), справа – Св. Лука евангелист и Св. Иероним Стридонский (1415).

P1270556 1

Алтарь из мрамора украшает великолепная работа Содома "Святое семейство со святым Леонардо" (ок. 1530). Содома (итал. Sodoma), собственное имя Джованни Антонио (итал. Giovanni Antonio Bazzi, 1477-1549) был итальянским художником сиенской школы живописи.

P1270548 0

Особенно прекрасна картина "Святое Семейство со Святым Леонардом". Шедевры были переданы из кафедрального собора Сиены в Палаццо Пубблико в конце семнадцатого века.

P1270553 1

Самым значительным достиженикм Таддео признан цикл фресок со сценами из "Жизни Богоматери". Вверху изображена сцена Прощания Богородицы с апостолами. Внизу – Успение Пресвятой Богородицы. 

P1270545 4

Согласно церковному преданию, в день Успения Богородицы чудесным образом в Иерусалиме оказались собранными для прощания с Нею почти все апостолы, которые прежде разошлись по разным странам для проповеди Слова Божия. Позже всех прибыл апостол Павел со своими учениками: Дионисием Ареопагитом, Иерофеем, Тимофеем и другими из числа 70 апостолов. Каждого из них Она призывала к Себе по имени и благословляла. Отсутствовал только апостол Фома. Богородица молилась в ожидании своего исхода и пришествия своего божественного сына. 

P1270545 6

После этого Мария уснула. На Её лице сияет отпечаток благости и какого-то таинственного счастья, свидетельствующего об отсутствии всякой скорби, а также последнее "Прощайте!", полное милосердия и снисхождения к сему миру, оказавшему так мало сочувствия, гостеприимства и любви и Ей, и Ее Сыну.

P1270545 5

Наиболее удачной из цикла фресок "Жизни Богоматери " считается сцена "Вознесение Марии", которой Таддео ди Бартоло украсил другую стену, придав большой блеск всей капелле.

P1270550 0

В доме апостола Иоанна царит тишина и покой. Ничто не нарушает этой благоговейной атмосферы. Небольшая скромная комната освещена двумя рядами светильников, стоящих вокруг смертного одра. Можно бы было подумать, что в комнате никого нет, хотя на самом деле в ней в эту минуту собрано почти всё Христово воинство. Здесь Его Апостолы, только-только примчавшиеся со всех концов света, чтобы проводить Мать Учителя в Ее вечную обитель. Со склоненными головами стоят они вокруг одра Богородицы. А Она покоится.  

P1270550 3

Внезапно в горнице заблистал несказанный свет: Христос со тьмами ангелов и архангелов, со всеми небесными силами, со святыми праотцами и пророками, некогда предвозвещавшими о Пресвятой Деве, и со всеми праведными душами приближался к своей матери. Без всякого телесного страдания, как бы в приятном сне, Пресвятая Дева предала душу в руки своего сына. Апостолы не видят, как Мария, поддерживаемая херувимами, плавно возносится вверх и как ее принимает Христос, сопровождаемый также херувимами. В нижней части композиции глазам зрителя предстает пустой гроб, вокруг которого столпились недоумевающие апостолы и другие персонажи. В чисто готическом духе художник акцентирует их душевные переживания, слегка утрируя удивленные вопрошающие жесты. Символ отошедшей от тела души Богоматери – ребёнок, которого держит на руках Иисус Христос. Главная сцена изображена на фоне холмов, пологие очертания которых мягко сбегают вниз; вдали виден силуэт замка.

P1270550 2

Мастерству Доменико ди Никколо относят великолепный деревянный хор, который придает капелле соборное чувство средневековой духовности и последнего готического великолепия. На каждом из этих 22 тонко вырезанных и талантливо украшенных кресел (между 1415 и 1428 годами) изображён апостольский символ веры. 

P1270561 0

 За красоту и широкую известность этой работы Доменико получил прозвище Хор (итал. ''dei cori''), что можно перевести как душа, сердце, суть.

P1270563 0

Деревянная, красиво инкрустированная дверь также изготовлена Доменико ди Никколо (нач. XV в)

P1270560 2

 Антикапелла

 

Помещение, в котором находится антикапелла, ранее служило вестибюлем Зала Консистория и великолепно иллюстрированными сценами напоминало власти о римской морали. Сиена считала себя наследницей Вечного Города. На это указывает возвышающийся у стены символ Рима – позолоченная бронзовая скульптура Капитолийской волчицы(лат. Lupa Capitolina), изображающая (примерно в натуральную величину) волчицу, вскармливающую молоком двоих младенцев – Ромула и Рема, легендарных основателей города Рим.

P1270569 0

 

В 1415 году рождённый в этом городе художник Таддео ди Бартоло (итал. Taddeo di Bartolo; 1362- 1422) получил заказ написать картины, представляющие символы политических достоинств: Справедливость, Великодушие, Силу, Мудрость и Религию, а также легендарных римских героев. В то время одно из заметных мест в искусстве занимла тема "Девяти доблестных мужей" ("Neuf Preux"). Под этим названием объединяли исторические, легендарные и мифологические персонажи, хронологически распределённые в три триады: первая состоит из героев античности (Гектор, Александр Македонский, Юлий Цезарь), вторая – героев Ветхого Завета (Иисус Навин, Давид, Иуда Маккавей), третья – героев христианской эпохи (король Артур, Карл Великий и Готфрид Бульонский). Сформированная в XIV веке в атмосфере рыцарской аристократической культуры тема "Девять доблестных мужей" воплотили собой образец доблести. В декорациях Антикапеллы аллегорические фигуры добродетелей Таддео ди Бартоло разместил в верхней части стены, в "люнетах", окруженных акантовым фризом с интегрированными в него медальонами "известных людей". Некоторые знаменитые мужи Рима представлены в полный рост и занимают место в нижнем ярусе под добродетелями.

P1270565 0

В нижнем ярусе изображены известые люди Рима (слева направо): Марк Туллий Цицерон (лат. Marcus Tullius Cicerō;106-43 до н. э.) – древнеримский политический деятель, оратор и философ; Марк Порций Катон Младший(известен также как Младший или Ути́ческий; лат. Marcus Porcius Cato Minor/Uticensis; 95-46 гг. до н. э.) – древнеримский политический деятель; Публий Корнелий Сципион Назика (лат. Publius Cornelius Scipio Nasica; 230-171 гг. до н. э.) – римский военачальник и политический деятель из патрицианского рода Корнелиев; Маний Курий Дентат (лат. Manius Curius Dentatus; 321-270 гг. до н. э.) – древнеримский политический деятель и военачальник; Марк Фурий Камилл (лат. Marcus Furius Camillus; 447-365 гг. до н. э.) – римский государственный и военный деятель; Публий Корнелий Сципион Африканский(лат. Publius Cornelius Scipio Africanus Maior; 235-183 гг. до н. э., Литерн[en], Кампания) – римский военачальник и политический деятель. Вверху Таддео представляет аллегории "Справедливость" (justitia) и Великодушие (Magnanimità), во многом напоминающие аналоги Амброджо Лоренцетти.

P1270565 4

На внутренней поверхности арочного свода, отделяющего Антикапеллу от Зала Маппамондо, Таддео ди Бартоло написал в нижнем ярусе фигуры Цезаря и Помпея (Гай Юлий Цезарь и Гней Помпей Великий). Они стоят перед входом в зал Совета, и хотя представлены напротив Аристотеля, последний не указывает на них, как на пример гражданской добродетели. Их обособленное положение объясняется и текстами «tituli», в которых сказано, что пока Цезарь и Помпей были в согласии друг с другом, Рим внушал всему миру благоговение, но слепые амбиции каждого погрузили республику в гражданскую войну, в которой римская свобода была попрана. Таким образом фигуры Цезаря и Помпея служили отрицательным примером- предупреждением, а отнюдь не моделью для подражания. Тем не менее, Цезарь имел особенное значение для Сиены. Согласно одной из легенд, именно он основал на месте будущего города военную колонию. 

P1270589 11

 Цикл известных римлян заканчивается двумя фресками языческих богов Аполлона и Палланта. Вершину арки главного входа в Антикапеллу коронует круглая карта Рима.

P1270588 0

 По обе стороны арочного прохода между Капеллой и Антикапеллой, видны медальоны с изображением консулов Гая Лелия (справа) и Луция Юния Брута (слева).

P1270597 1

 

P1270567 1

 

У выхода из Антикапеллы даже самый рассеянный посетитель не сможет не заметить на стене фигуру огромного Святого Христофора, стоящего в воде и держащего маленького мальчика на плечах, Согласно легенде, простодушный великан Репрев искал самого могучего владыку, чтобы поступить к нему на службу. Сначала он поступил на службу к царю, но понял, что тот боится дьявола. Тогда он предложил свои услуги дьяволу, но заметил, что тот трепещет при виде креста. Гигант отыскал святого отшельника, и спросил его, каким образом он может служить Христу. Отшельник отвёл его к опасному броду через реку и сказал, что большой рост и сила делают его отличным переправщиком, чтобы помогать людям переходить опасную воду. Он начал перевозить путников на своей спине. Однажды его попросил перенести через реку маленький мальчик. Посреди реки он стал настолько тяжёл, что Христофор испугался, как бы они оба не утонули. Мальчик сказал ему, что он – Христос и несёт с собой все тяготы мира. Затем Иисус крестил Репрева в реке, и тот получил своё новое имя – Христофор, "несущий Христа".

P1270593 0

 Таддео ди Бартоло. Святой Христофор.

 

Зал Консистории

 

В этом зале собиралось правительство Сиены как во времена республики, так и господства семьи Медичи, когда некоторые городские чиновники продолжали исполнять незначительные административные обязанности. После 1786 года место заседаний Муниципального правительства переместилось в Зал Народного капитана (Sala del Capitano del Popolo). 

P1270511 0

Обычное для того времени художественное оформление повторяет тему известных людей: вогнутый потолок расписан фресками, составляющими аллегорический цикл “Гражданских Достоинств” с большим количеством эпизодов из древнегреческой и римской традиции. Художественные образы взяты из сочинений римского писателя времён императора Тиберия Валерия Максима (лат. Valerius Maximus, l в. н. э.), который воспел три основных ценности, изображенные в центре потолка: "Патриотизм" "Справедливость" и ”Гармония”.

P1270514 0

Доменико Беккафуми. Трибун Публий Муций посылает своих союзников на костёр.

Il Tribuno Publio Muzio manda i suoi alleati sul rogo

P1270516 0

Доменико Беккафуми. Обезглавливание Спурия Кассия.

Spurio Cassio, del Beccafumi

P1270519 0

Доменико Беккафуми. Постумий Тибурций убивает своего сына.

Postumio Tiburzio uccide suo figlio

P1270521 0

Доменико Беккафуми. Примирение Эмилия Лейда и Флавия Флакка.

Riconciliazione di Emilius Lepido con Fulvio Flacco

P1270523 0

Доменико Беккафуми. Убийство Лжемелиуса.

Morte di Melio

P1270525 0

Доменико Беккафуми. Падение Марка Манилия.

Marcus Manlius, del Beccafumi

P1270526 0

Доменико Беккафуми. Жертва Селевкия из Локриды.

Sacrificio di Seleuco di Locri

P1270530 0

Доменико Беккафуми. Милосердие (Caritas).

Patriea Amor, allegorie del Beccafumi

P1270532 1

Доменико Беккафуми. Юстиция (Justizia).

Giustizia

P1270534 0

Доменико Беккафуми. Аллегория Согласия (Concordia).

Mutua Benevolentia, allegorie del Beccafumi

P1270538 0

Доменико Беккафуми. Жертва Кодра, царя Афин.

Vittima di Codro, re di Atene

Дверной проём украшен вырезанными мраморными бордюрами, работы Росселлино (итал. Rossellino 1448). Над дверью в монументальной рамке висит холст Луки Джордано (итал. Luca Giordano, 1632-1705), изображающий “Суд Соломона”.

P1270536 0

Лука Джордано (Luca Giordano). Суд Соломона.

 

Зал Консистория содержит много фресок, собранных из других помещений дворца. Особый интерес вызывает большой фрагмент над дверью, приписанный известному сиенскому художнику Амброджо Лоренцетти, изображающий "Святую Екатерину Алесандрийскую, Св. Иоанна Богослова и Св. Августина с Благодетелем". Над другими дверями фрески из часовни внутреннего двора главного магистрата (подеста). Они выполнены в конце 14-го века и представляют "Мадонну с Младенцем в окружении Св. Екатерины Алесандрийской, других Святых и Благодетеля", а так же красивые эскизы. Центральный пилястр содержит маленькую панель, изображающую "Мадонну с Младенцем", которую считают работой тосканского мастера Маттео ди Джованни (ок. 1470). На противоположной стене радует глаз единственная фреска, напианная ок. 1370 г. Мартино ди Бартоломео непосредственно для этого зала, огромного Святого Павла.

 


 

 

 

 

 

 

Вестибюль

 

 

Этот небольшой коридор между Антикапеллой и прихожей Зала Консистория украшен фресками и деревянными фигурами, собранными из других залов дворца.

P1270494 1

 

P1270499 1

 

P1270503 0

 

P1270505 0

 

P1270634 2

 

P1270507 0

 

P1270541 0

 

P1270501 0

 

P1270510 0

 


 

 

 

 

 

 

 

Квадрерия

 

P1270648 0

Sienese painter from the XVI cent. 

Mystical marriage of Saint Catherina of Siena with young Saint John and Saint Jerome. 

P1270641

 Bartolomeo Neroni know as Il Riccio

Allegorical figura

P1270646

 Bartolomeo Neroni know as Il Riccio

Allegorical figura

P1270638 0

 Andrea Piccinelli know as Il Brescianino. Madonna with Child and two angels.

P1270653 0

Vincenzo Rustici

Madonna with Child, Saint Mary Magdalene and commissioner depicted as Saint Ansanus. 

P1270661 0

 Sienese painter from the XVI-XVII cent. 

Madonna with Child, young Saint John, Saint Bernardino and another saint.

P1270667 0

 Sienese painter from the XVIII cent.

Madonna of the belt. 

P1270671 0

Vincenzo Rustici

Madonna with Child, Saint Galgano and Saint Catherine of Siena.

P1270675 0

 GianbattistaPaggi

Madonna with Child, young Saint John and Saint Elizabeth.

P1270679 0

Vincenzo Rustici

Madonna with Child, Saint Ann and angels.

P1270682 0

 Vincenzo Rustici

Pietà

P1270688 1

 Francesco Bartalini

Madonna with Child, Saint Peter and Saint Catherine of Siena.

P1270691 0

 Sebastiano Folli

Madonna nursing Child with angels.

P1270701 2

Ventura Salimbeni.  

P1270701 3

 Ventura Salimbeni. Pietà.

P1270706 1

After Domenico Beccafumi (copy from middle of XVI cent.)

Madonna with Child, Saint Sigismund and Saint Catherine of Siena 

P1270716 1

Francesco Nasini. Translation of the body of cardinal Riccardo Petroni from Genoa to Siena.

(Sketch for fresco from the Bilanceria di Biccherna)

P1270711 1

 XVII cent. Italian handicraft

Crucifixion of Jesus Christ with two thieves and three Marys

P1270717 1

After Francesco Vanni (copy from the XVII cent.)
Madonna with Child, Saint Joseph and an angel bearing a basket of cherries

P1270720 0

 Francesco Vanni. Martyrdom of Saint Stephen.

P1270724 0

 Bartolomeo Neroni, know as Il Riccio.

Cristo bearing the cross.

P1270730 1

 Crescenzio Gambarelli. Madonna with Child and young Saint John.

P1270732 0  Bartolomeo Neroni, know as Il Riccio. Visitation.

P1270736 0

 Giuseppe Mazzuoli. Saint Galgano.

P1270739 1

 Sienese painter from the XVII cent. View of Fontebranda.

P1270744 0

 After Raffaello Vanni. The battle of Clodoveo.

P1270747 3

 Bernardino Mei. Saint Bernardino and donor.

P1270750

 Giulio Carpioni. Latona transforms some peasants into frogs.

P1270754 1

 Domenico Manetti. Visitation.

P1270758 1

 Domenico Manetti. Saint Catherine recites the office with Jesus.

P1270763 1

 Rutilio Manetti. Saint Paul.

P1270767 0

 Giovan Paolo Pisani. Saint Galgano.

P1270772 2

 Sebastiano Folli. Noli me tangere.

P1270657 0

 Cristofano Rustici Allegory of the month of September

P1270659 0

 Cristofano Rustici Allegory of the month of September

P1270695 1

 Cristofano Rustici Allegory of the month of November

P1270697 1

Cristofano Rustici Allegory of the month of January