default_mobilelogo

 

 

 

 

 

 

 

Фрески Лоренцетти 

 

В одном из главных залов, служившим с 1287 по 1355 годы местом собраний правителей города –  Совета Девяти, на который пришелся золотой век Сиены, удивительная серия фресок, созданных Амброджо Лоренцетти, чтобы напоминать руководителям об их обязанности быть добродетельными и справедливыми, и о том, как опасно обратное. Аллегорией называют фигуру, представляющую идею. Художник использовал аллегорию для выражения идеи мирного разумного начала, обеспечивающего процветание, и дурного, неразумного начала, сеющего разрушение и хаос. Лоренцетти считался одним из самых образованных людей своего времени и был наделен исключительным повествовательным талантом, что отчётливо видно по росписи трёх стен зала. Напротив окон находится главная фреска серии – "Аллегория доброго правления". Справа от неё – "Плоды доброго правления" в городе и в стране, а на другой стороне – что случается, когда к власти приходят тираны – "Аллегория дурного правления и его последствия". Названия фрескам даны современными учеными. Во времена Вазари эти фрески называли "Мир" и "Война". Документы, связанные с началом работ над фресками не сохранились. До наших дней дошли только счета по оплате работ с 26 февраля 1338 года по 29 мая 1339 года, из которых следует, что Амброджо в этот период заработал 113 флоринов. Под фресками на северной стене сохранилась подпись художника.

 

Аллегория доброго правления

 

P1270619 2

Амброджо Лоренцетти. Аллегория доброго правления. Фреска, деталь. 1337-1339 гг.

Прямо над дверью, через которую входил "Совет Девяти", изображена фигура Справедливости. У неё в руках чаши с сидящими на них ангелами. Левой чашей она отмеряет награду, правой – наказание. Ангел в красной одежде коронует человека с пальмовой ветвью в руке, и рубит голову другому, кто, видимо, оказался виновным. Второй ангел в белой одежде протягивает коленопреклоненному человеку две меры длины и зерно. Справедливость уравновешивает чаши, глядя вверх на другую фигуру, держащую весы, – Мудрость.

P1270619 01

Амброджо Лоренцетти. Аллегория доброго правления. Фрагмент. 1337-1339 гг.

От каждой чаши весов опускаются красные и белые шнуры к сидящей фигуре, держащей на коленях рубанок, которым плотник заглаживает неровности. В данном случае, рубанок уравнивает разные слои общества и формирует равенство перед законом. На рубанке видна надпись "Conkordia" ("Согласие")  –  это имя женской фигуры, в чьей руке сходятся  воедино два шнурка (cords) от ангелов на весах. Свитый шнурок тянется между стоящими людьми – народом Сиены, который сдерживает этим шнуром и упорядочивает в ряд Справедливость. Cреди 24 граждан, расположенных в ряд по два – мы видим портретное изображение Данте – второй в правом ряду, который считается наибольшим (если не единственным) вдохновителем и советчиком Лоренцетти в данных росписях.

P1270619 02

Амброджо Лоренцетти. Аллегория доброго правления. Фрагмент. 1337-1339 гг.

Если посмотреть на начало этого ряда, то здесь шнурок поднимается вверх и его держит правой рукой самая большая фигура, которая превосходит ростом всё, что её окружает. Это воплощение хорошей Коммуны: на подиуме восседает в царской позе властелин. Он благородно одет в черный и белый цвет – цвета Сиены. Золотые каймы обрамляют одежду. Поседевшие волосы мягко падают на плечи. Лицо украшает волнистая окладистая борода. Оконтованная мехом красная шапка с золотой вершиной придаёт его лицу серьёзность и подчеркивает сан. Он держит  скипетр и щит с изображением городской печати. У его ног волчица – основательница Сиены, кормящая Ашиуса и Сениуса, с которых начинается история города. Три небесных существа призрачно парят над Коммуной: Вера (Fides), Любовь (Caritas), Надежда (Spes). Пернатые крылья говорят о божественном происхождении трёх невесомых дам. Выше всех парит Любовь. Она подобна огню: тело её пылает, развивающиеся волосы отливают оранжевым цветом. Правой рукой она держит стрелу, левой – горящее сердце. Несколько ниже, справа, на золотых крыльях с короной на голове и в золотой одежде парит другое божественное существо – Надежда. Она подняла свои руки в молитве, взгляд её обращён на Иисуса Христоса, образ которого отчётливо проступает через раздвинотое небо. Слева, на той же высоте, покрытая платком и одетая в белое платье Вера. Она усердно прижимает крест к своему сердцу и держит рукой тяжелую, красную книгу. Рядом тянется надпись из прописных букв C. S C. V. – аббревиатура латинской фразы "Salvet Virgo Senam Veteram Quam Signat Amenam" (Храни Дева созданную тобой красивой старую Сиену, аминь). 

P1270619 002

Амброджо Лоренцетти. Аллегория доброго правления. Фрагмент. 1337-1339 гг.

По правую руку Властелина на длинной скамье, покрытой тканью, расположились фигуры Мира (Pax), Стойкости (Pugnaculum) и Мудрости (Prudentia). Молодая белокурая Мир прилегла и небрежно расслаблена. Она сняла свои доспехи, только прозрачная нижняя одежда обыгрывает плавные формы её женской фигуры. Отслуживший военный мундир отдыхает под шёлковой подушкой, на которую она удобно откинулась. Шлем и щит брошены на земли, на них стоят её голые ноги. Оливковый венок опоясывает золотистые волосы и торжественно обрисовывает красивое лицо. В её руке свежая ветвь этого дерева. Такое ощущение, что когда все вокруг трудятся, ей не нужно ничего особо делать. В городе мир. Рядом сидит Стойкость; её взор серьёзен, она хорошо вооружена. Левой рукой держит тяжелый щит, правой  –  крепко сжимает чёрный жезл. Верхняя часть туловища защищена бронёй панциря. По её красному платью скользит вниз и опускается через колено на пол отливающий бронзой тёмный плащ. Голова покрыта украшенным алмазами и короной шлемом. Ближе к Властелину сидит Мудрость. Она одета в синюю одежду, украшенную парчой с вышивкой. На её голове богатая золотая корона. Мудрость старше возрастом других помошниц. Волосы покрыты белым платком, обвивающим голову и плечи – знак её зрелости. В руке она держит масляный светильник с тремя горящими огнями, освещающими три слова, написанные на покоящейся у колен чаше: "Praeteritum Praesens Futurum" ("Прошлое, Настоящее, Будущее"). Мудрость обращает внимание на это послание указательным пальцем.

P1270619 04

Амброджо Лоренцетти. Аллегория доброго правления. Фрагмент. 1337-1339 гг.

По левую руку правителя сидят Великодушие (Magnanimità), Умеренность (Temperanza) и Справедливость (justitia). Как и Мудрость, они одеты в королевские платья. Их разноцветная, довольно незамысловато скроенная, длинная одежда украшена изящными каймами. Открытые накидки подчеркивают их роскошные одеяния. Золотые короны, гарнированные драгоценными камнями, украшают их белокурые, тонко причесанные волосы.  Ближе других к Властелину мы видим Великодушие. Одной рукой она держит корону, другой – лежащее на коленях глубокое блюдо, достаточно наполненное золотыми монетами. Рядом сидит Умеренность. Она указывает на ладонь с песчаными часами, журчавший песок которых уже наполовину вытек в нижний стеклянный сосуд. С краю – Справедливость; строго и серьезно держит прямой меч. На её колене лежит отрубленная голова бородатого мужчины, в то время как другой рукой она держит корону.

P1270619 5

Амброджо Лоренцетти. Аллегория доброго правления. Фрагмент. 1337-1339 гг.

 

Плоды доброго правления

 

В аллегории "Плоды доброго правления", развернувшейся по всей длине восточной стены, видно многоцветное оживление людей. На задний план отошли город и его окрестности. Центр композиции – это рыночная площадь Кампо перед дворцом Коммуны. Слева вверху узнаваем купол и большая черно-белая башня собора, которая увенчивает один из трёх холмов Сиены. Лоренцетти написал портрет своего собственного города. Вдоль тесных переулков готические дома с их высокими арочными оконами и белыми известковыми колоннами пристроены к небольшим дворцам и прямым, похожим на замок, строениям. Балконы и веранды, под которыми птицы находят места для своих гнёзд, мастерски украшают фасады, а зубчатые венцы напоминают о несложных укреплениях. Многие из домов построены из характерного для Сиены красного кирпича. 

 

Амброджо Лоренцетти. Плоды доброго правления. Фрагмент.

Гавной фигурой на фресках Лоренцетти выступает человек. Центр жизни – это рыночная площадь. Залитые ярким солнечным светом, люди заняты повседневными делами и усердно работают. Все же и для радостей тоже есть время. На площади господствует сцена из молодых мужчин и женщин, элегантно двигающихся  в ритмах музыки. Девять водят хоровод, десятый ударяет в бубен. Они выделяются своей красочно украшенной одеждой и цветными лентами на головах. Девочка слоняется из окна, чтобы посмотреть на веселых танцоров. На заднем плане, где площадь теряется в переулках, за происходящим наблюдает торговец сукном. Он сидит над книгами среди рулонов тканей, как под балдахином. Рядом с ним стоит деловой партнёр и присматривает за работниками, продающими тонко и аккуратно сложенный на длинном прилавке материал. В соседнем помещении работает ювелир. На другой стороне улицы, повернувшись спиной, на лавке сидит портной. Готовая одежда висит на веревке, натянутой над переулком. За первым рядом домов проезжают два всадника, их головы покрыты высокими шляпами, на руках перчатки, один из них держит короткую трость. Их вид указывает на дворян, однако, подобную форму носили блюстителям порядка. Слева от танцующих в открытой лоджии дома собрались обсудить текущие дела пять мужчин. Трое сидят за столом и вынашивают план будущих действий, основные моменты которого вполголоса озвучивает слегка наклонившийся вперёд участник. Двое других скептично относятся к самой идеи этого плана, они стоят в стороне от стола, где один объясняет другому несостоятельность затеи. Глядя на взрослых, в спор между собой вступили присутствующие здесь же дети. За всем происходящим наблюдает сидящая на поперечной кругой балке сова, чьё присутствие разбудило интерес бездомной кошки, гуляющей наверху по перилу балкона. Слева от танцующих, в открытой лоджии дома, собрались обсудить текущие дела пять мужчин. Трое сидят за столом и вынашивают план будущих действий, основные моменты которого вполголоса озвучивает слегка наклонившийся вперёд участник. Двое других скептично относятся к самой идеи этого плана, они стоят в стороне от стола, где один объясняет другому несостоятельность затеи. Глядя на взрослых, в спор между собой вступили присутствующие здесь же дети. За всем происходящим наблюдает сидящая на поперечной кругой балке сова, чьё присутствие разбудило интерес бездомной кошки, гуляющей наверху по перилу балкона. На крыше-террасе этого дома женщина поливает цветы. Девочка смотрит из окна первого этажа вниз на улицу: ей интересен проходящий мимо свадебный поезд. Из соседнего дома, прислонившись к перилам балкона, дети любуются свадебным обществом. Две сестры вышли на улицу и стоят перед дверью, рассматривая прекрасную невесту, которая гордо направила взгляд вперёд, сидя на празднично наряженной белой лошади, ведомой за уздечку молодым человеком. Красное платье невесты свободно свисает вниз; на её золотистых волосах сидит легкая, украшенная драгоценными камнями, корона. Невесту сопровождают два благородно одетых, статных всадника. Свадебное шествие замыкают два юноши, один из которых по-дружески положил руку на плечо другому.

P1270629 02

Амброджо Лоренцетти. Плоды доброго правления. Фрагмент.

Справа от молодых танцоров бурно кипит рыночная жизнь. Крестьяне, легко узнаваемые по их бесцветным курткам и простым шапкам, везут в город свой товар. Один из них привёз дрова на двух ослах, которых подгоняет ботажком. На его руке висит полная яиц корзинка. Аптекарь с бакалейщиком уже заждались дров и кивают, чтобы он остановился. Справа на улице ютится пекарня и мельник управляет тяжело нагруженными мешками с мукой мулами. На углу улицы есть мясная лавка, где висит сочная ветчина. Напротив, повернувшись спинами, три человека работают в суконной мастерской. Один из них сидит за ткацким станком, другой прядёт шерсть, третий проверяет качество готовых материалов. Пастух пересекает площадь вместе со своей собакой и прогоняет овец в город. Соломенная шляпа, которая должна защищать его от солнца, сидит на затылке. Белокурая красавица в сельском одеянии переходит дорогу; на своей голове она умело балансирует корзинку, наполненную пухом. За нею следует пожилая женщина, несущая в руках курицу. Посредине площади, перед обувной лавкой, стоит крестьянин, держащий в узде ненагруженного осла. Он, кажется, успешно продал весь товар и использует пребывание в городе, чтобы прикупить себе пару новых ботинок. Мастер подает их ему через прилавок: в это время два подмастерья заняты своим делом. В лоджии дома между сапожной мастерской и аптекой идут школьные занятия. В красном костюме и окантованной мехом шапке преподаватель смотрит с кафедры вниз на учеников, которые внимательно слушают его слова. В этом городе процветает торговля, коммерция и науки. Город растёт. Высоко над крышами видна стройплощадка, где работают каменщики и плотники.

P1270629 00

Амброджо Лоренцетти. Плоды доброго правления. Фрагмент.

Тёплым красным цветом отливает городская стена с зубцами, а также мощные городские ворота, двери которых открыты. Волчица с близнецами наблюдает за входом в гороа и смотрит вниз на плодородную, изборожденный ручьями долину. В этом мире парит Секуритата (Securitas) – римская богиня, олицетворявшая безопасность граждан и государства. Подобно ангелу с крыльями она плывёт по небу надгородм и страной, где течёт бодрая жизнь. Тело её обнажено, только нежное покрывало скользит по беломраморным бедрам и мягко падает к ногам, которые легко ударяет воздух. Поверх городских ворот она развернула свиток, надпись на котором гласит о том, что пока коммуна поддерживает Безопасность, каждый свободно и без страха идёт своей дорогой, возделывает и засевает поля. В руке она держит виселицу, на которой висит мертвое тело мужчины. Секуритата вознагражденает добро и наказывает зло. На заднем плане мягко изогнутые линии холма поднимаются к грядам гор. В той суровой местности на вершинах гор вразброс стоят замки и крепости, а на пологих склонвх и на горизонте рассеянные поселения, роскошные загородные виллы, церкви и деревни. Вокруг поросшие виноградниками, маслинами, кипарисами и дубами холмы. Пейзажные сцены написаны Лоренцетти также по сиенскому ландшафту: он написал портрет того пейзажа, который извивается к югу от его родного города. Видны холмы Крете с живыми изгородями из виноградников, оливковыми рощами и пашнями, видны сиенские житницы, мареммы, охотничьи угодья, виднеется линия гор амиата и портовый город Таламоне у самой границы.

P1270624 2

Амброджо Лоренцетти. Плоды доброго правления. Аллегория Безопасности.

Из городских ворот мощёная камнем и обрамлённая цветами улица вдоль виноградников уводит вниз в обширкую сельскую местность. Под воротами царит оживленная ходьба. Богато одетый всадник покидает город, в надежде получить удовольствие от соколиной охоты. Впереди него едет прекрасная молодая дама. Она прямо сидит на лошади и смотрит вниз на долину. Их провожатый вытянул левую руку, на которой сидит сокол. Он идёт пешком и несёт лукошко с кусками мяса для соколов. Рядом с лошадьми бегут две охотничьи собаки. На бордюрном камне сидит, скрестив ноги, бедный слепой с посохом и протягивает корзинку проходящим мимо людям. Вид его опрятен: чистая белая куртка, кожаные ботинки без дыр и борода не растрёпана. Вероятно, он поломник на пути в Рим. Богатая дама проехала мимо, потратив на него один лишь взгляд; однако, её попутчик, кажется, пожертвовал несколько монет. Священик и его слуга прошли мимо нищего в город. В виноградной лозе перед городской стеной резвятся молодые люди со стрельбой из лука и птичьей охотой. Один из них мечтательно смотрит в воздух, другой опустил руку в небольшую плетёную сумку, повязанную вокруг бёдер. Крестьяне приближаются к городу, чтобы продать на рынке свой товар. С тяжело нагруженными ослами и поросятами они взбираются на холм к входу в город. 

P1270624 3

Амброджо Лоренцетти. Плоды доброго правления. Фрагмент.

Ниже улица уже не вымощена камнем и молодая семья вынуждена передвигается по земле со всем своим домашним скарбом. Женщина заботится о маленьком ребенке. Он сидит на телеге, которую тянут два вьючных животных. Мужчина следует со скотом: корова, осел и овца. Скоро они персекут ручей по мосту. Как раз там им навстречу идёт крестьянин с нагруженными мулами. Его останавливает кавалерист в перчатках и высокой шляпе; рядом вооружённый копьём молодой помощник. Вероятно, оба контролируют дорогу в город. По убранным полям всадники с собаками и соколами преследуют добычу. Сельские жители заняты новым посевом: один пашет поле с помощью плуга и быка, другой бросает посевное зерно, а третий мотыгой засыпает его землёй. Птицы нашли легкое питание и клюют семена из земли. Мешки, наполненные зерном, стоят на краю пашни. Крестьянин перестал грузить их на спины мулов, чтобы напоить одно из животных у ручья. На правом берегу ручья местность становится более холмистой. Видно двух охотников с собакой, преследующих дикое животное. Наверху, на светлой вершине холма, крестьянин пашет поле. Выше по реке, на опушке леса, стоит мельница и шумит ручей. Мельник закончил свою работу и вышел из дома, чтобы порадоваться теплым солнечным лучам. За мельницей, на склоне холма, два самца косули борятся за свою территорию. 

P1270624 4

Амброджо Лоренцетти. Плоды доброго правления. Фрагмент.

 

Аллегория дурного правления и его последствия

 

P1270614 3

Амброджо Лоренцетти. "Плоды дурного правления". 1337-1339 гг.

На западной стене разместилась резиденция дурного правления. Свободной для изображения аллегории Аллегория дурного правления и его последствия для города и страны оставалась лишь одна длинная стена, Лоренцетти совместил резиденцию правительства с жизнью города: Подиум, на котором находится трон правителя, стоит в пределах городской стены. Место почтенного монарха занял сатанинский властелин., на теле рок оружия, Он сидит на своём троне в военном мундире с обнаженным кинжалом, жаждущий войны. Вид ужасен: оба глаза косят, лицо искажено злобой, два клыка, как у кабана, возвышаются над его нижней челюстью, а на голове у него выросли два острых чертовых рога. Его голову покрывают длинные чёрные волосы. Поверх его доспехов падает с плеч длинный багровый шлейф, украшенный золотой вышивкой и обрамлённый мехом, а бархатный материал в складках падает на подиум. В левой руке он держит золотую чашу на высокой ножке. Он поставил его ногу, которая окажется себе при более близком взглядывании чем коготь, на козла. Животное неохотно согласилось это на подиуме и смотрит верно к его владельцу высоко. За шеей устрашающего правителя надпись: Tyramnides – Тирания. Тиран собрал вокруг себя советников. Его окружают неопределенные существа, которые обнаруживают отчасти человеческие, отчасти животные черты. Надписи характеризуют их как пороки: слева направо сидят Crudelitas – Жестокость, Proditio – Измена, и Fraus – Ложь. Справа его дикая свита: Furor – Смута, Divisio – Раздор, и Guerra – Война. Жестокость – это старая женщина. Её длинные волосы с проседью свободно и непричесано падают вниз на плечи. Своей правой рукой она сжимает грудного ребенка и тянет его на воздух. Беспомощно он трепыхается в пустоте и сильно бьется своими маленькими ножками и ручками. Он жалко кричит от страха, так как к нему приближается змея. Как под гипнозом он пристально смотрит широко раскрытыми глазами на ужасную картину. Круделитас держит в руке змею и забавляется жестокой игрой. Рядом с ней сидит мужчина, внешний вид которого присущ обычному горожанину: он одет в широкие одежды, голова укрыта простой матерчатой шапкой. Это Измена. На его коленях сладкий ягненочек – однако, внешность обманчива; так как где обычно находится покрытая шерстью задница, изгибается ядовитое жало скорпиона. Ложь – это странное существо. С длинной белокурой косой она походит на женщину, но черты её лица грубы и черствы, скорее мужские; бакенбарды вовсе не подходят женщине. Ложь – это ни женщина, ни мужчина. Это существо не принадлежит к человеческому роду, скорее это помесь человека и животного. Под краешком подола юбки видны коти ног, а вместо человеческой руки из рукава выглядывает коричневое шерстяное копыто. Крылья летучей мыши на спине выдают адское происхождение. Своим широко расставленным копытом существо держит золотой жезл и направляет взгляд на тирана. Точно так же справа от тирана находятся другие демонические существа: Смута. Это животное больше человека. Тело заросшее коричневой шкуркой. Оно не сидит на скамье, а стоит на четырёх ногах. Живот как у лошади. Впереди у него копыта, позади, как у волка две лапы. Вместо пышного хвоста вьётся острое жало. Верхняя часть туловища с двумя руками человеческая и произростает, как у кентавра, из тела лошади. Голова ни от человека, ни от лошади, а от кабана. Чудовище вооружено коротким кинжалом и камнем. Раздор (Дивизо) – это молодая дама с непокрытыми длинными белокурыми волосами. Ее двуцветная простая одежда свободно закрывает тело. Половина окрашена в черный цвет, другая – в белый. На белой стороне написано слово Si, на черной – No. Дивизо пилит лежащей у неё на коленях деревянный брусок. Война (Гуэрра), также молодая женщина, сидит рядом справа. Оснащённая шлемом, мечом и круглым щитом она готова к бою. Она уже приготовилась к удару, подняла щит, на котором блистает её имя, в ожидании контрудара. В ногах тирана, на голой земле, мы замечаем уже известную нам даму. Это Юстиция (лат. Justitia, Справедливость), которую мы встречали во дворе почтённого Властелина. Там она сидела,подобно королеве, на собственном троне с чашами от весов в руках. Здесь её руки скованы, ноги обмотаны платком платком, так что она не может ими шевелить. Раздетая до нижней рубашки, она лежит с растрёпанными волосами перед подиумом; лоб сморщился в складках, взгляд озабочен, весы разбиты, чаши от них лежат на земле по обе стороны. Красные верёвки, на которых они раньше висели, бесполезно извиваются на земле. У поднявшего глаза на тирана мужчины в одной руке красная верёвка, в другой – черная петля тяжелой железной цепи, которой удерживают под стражей Юстицию. Справа сохранился до наших дней фрагмент черной цепи. Ее другой конец начинается у двух мужчин, которые что-то разрывают (сегодня уже неузнаваемое). Перед их ногами лежат две мертвые женщины. Одна была заколота совсем недавно; так как кровь ещё течет из её груди. Поперёк её безжизненного тела лежит другой обнажённый труп. Группа придворных беспечно проходит мимо и не проявляет к кровавой сцене никакого интереса. Справа находятся городские ворота, закрывающие городскую стену, перед которой стоит подиум тирана. Рыцарь и два пехотинца охраняют полуоткрытый вход. Слева от связанной Юстиции убивают людей. Два статных бородатых воина в пестрых доспехах закалывают двух невооруженных горожан: один с подтянутым кинжалом грозит безобидно смотрящему гражданину, другой вонзает нож в грудь беспомощной, белокурой девушки.

P1270607 11К жестокому и гнускому обществу на стороне тирана примыкают три окрыленных существа. Они парят над дьявольским правителем. Их вид напоминает женщин, но не божественного, а сатанинского происхождения: с крыльями летучей мыши они скользят по воздуху. Высокомерие (лат. Superbia, Супербия) летает выше всех. Она изображена белокурой девушкой с опрятно причесанными волосами. На голове видны два кривых рога. Её пурпурную, великолепную одежду украшает вышитый золотом шлейф. Тяжелый материал мягко завивается от ветерка при взмахе крыльев. Осанка и взгляд Супербии гордый. Она крепко держит пристёгнутый вокруг бедра меч на оплывшем бюсте. На верёвочке, который она держит в другой руке, покачивается ярмо. Слева от неё парит Авартия (лат. Avaritia, Скупость). Она выглядит старой женщиной. Из-за скудного питания её щеки глубоко провалились. Материал одежд настолько тонок, что просвечиваются обвисшие груди. Она одета в пепельно-серую куртку. Капюшон не поднят, а свободно опущен на плечи. На голове желтовато-белая шапка, под которую старушка беззаботно спрятала свои скудные волосы. В костлявой руке возвышается длинный и изогнутый наверху посошок. Острыми, как у хищной птицы, ногтям, она цепляется за висящей на плечах ручной гнёт, сжимающий два кошелька. Третьей в связке демонических женщин, которые увенчивают тирана, изображена очень тонкая, молодая Ванаглория (лат. Vanagloria, Тщеславие). Она путешествует в золотой карете. Её красная одежда великолепна и так изысканна, как до сих пор никто не видел. Чёрные волосы Ванаглории аккуратно причесаны и украшены золотом, рубинами и изумрудами. Самовлюблено она рассматривает себя в золотом зеркале и гтак лубоко утопает взглядом на свою красоту, что забывает обращать внимание на камыш в левой руке, что он тихо и сам по себе стал уже очень серым. 

P1270607 12

Амброджо Лоренцетти. "Плоды дурного правления", правая треть фрески.

В городе и в деревне мрачно. Солнечный луч не проникает в это темное и ужасное место. Холмистая окрестность подавляет взор необработанными полями и останками замков. Почти нет деревень, всё разрушено. Единственное здание, которое выгляди ещё неповрежденным, – это укрепленный замок, который стоит на вершине горы. Часть города лежит в руинах, в крепостных стенах трещины. Несколько человек забрались на верхний этаж без разрешения хозяина дома и ломают без разбора стены, сбрасывая кирпичи на главную площадь. В этом городе нет никакого рынка: торговля, обучение и коммерция здесь не могут развиваться. Единственный товар, который ещё продаётся, – это оружие. Постукивая молотом кузнец сидит в своей мастерской и предлагает на продажу изготовленные мечи. Справа перед входом в дом стоит растерянная молодая женщина; труп мужа лежит у её ног. Он был совсем недавно заколот; кровь ещё струится из свежей раны, окрашивает землю в красный цвет. В стороне от несчастных двое ведут беседу, не обращая внимание на тяжелую участь молодой соседки. Два мальчика стоят поблизости от места происшествия. Они шепчутся и указывают на заколотый труп. Рядом с ними двое вооружённых и благородно одетых мужчин взвалили девушку на плечи. Она одета в красную, украшенную вышивкой, одежду, а на её голове блестит маленькая золотая корона; белокурые волосы рассыпались, их пряди свисают на лицо. Красная юбка в складку едва прикрывает бёдра и обнажает набедренную повязку. Робко защищаясь, она смотрит с поднятой головой в глаза своим мучителям. За ними собралась толпа вооружённых людей в форме и безучастно смотрит на происходящее. Посередине площади двое в короткой одежде со шлемом и кинжалом напали на мужчину, одетого как обычный городской гражданин. Ему связали руки; один из нападавших держит жертву за воротник, другой спокойно высыпает похищенные золотые и серебряные монеты на круглый поднос.

P1270609 11

Амброджо Лоренцетти. "Плоды дурного правления", фрагмент средней части фрески: разрушающееся дома.

Никакие пищевые продукты в город не привозятся; ничего не возделывается, так как на пашнях бушует война. В сопровождении двух пехотинцев рыцарь покидает город. Его группа, вероятно, должна вступить в бой, который разгорелся наверху среди холмов, откуда поднимаются клубы дыма. Враждебная армия достигла реки и сожгла деревню; дома горят ярким пламенем, почти из всех окон вьются языки огня. Всадник с вытянутой пикой скачет голопом к боевым позициям в направлении моста. Кавалерийский авангард вражеских войск атакует позиции на склоне холма и намерен форсировать реку, но на другом берегу городская армия уже ждёт врага. На это указывает великолепное вооружение командира: его шлем украшает плюмаж из перяной опушки. Он вздыбил лошадь и приказывает атаковать. Тотчас начнется кровавая битва. Гражданское население покинуло город, всё лежит в развалинах. Над которым этим городом и ее окрестностью парит Тимор (лат. Timor, Страх) – страшная старуха с лежащими прядями волосами. Цвет её тела и лица серо-коричневый. Тонкая одежда висит лоскутами на худом теле. С широко раскрытыми глазами и ужасно выдвинутой нижней челюстью она направляет свой меч против живущих на земле обычных смертных. Угрожающе встав над дорогой у выхода в города, она безжалостно, словно смерть, на которую похожа, нападает на страну и людей. Своими когтями она держит свиток с надписью, которая объясняет её присутствие: "Поскольку каждого на этой земле интересует только собственное благо, Справедливость подвласна Тирании. Поэтому больше никто не может идти по этой улице, не опасаясь за жизнь, которой лишится у городских ворот как снаружи, так и внутри".

P1270611 21

Амброджо Лоренцетти. "Плоды дурного правления", фрагмент левой части фрески