default_mobilelogo

 

 

 

 

 

 

Завершив осмотр серии картин на правой стене и обойдя входную стену, можно продолжать осмотр шести совершенно  симметричных сцен верхнего яруса левой стены, посвящённых детству и юности Девы Марии. Как и соответствующие картины на противоположной стене, эти сцены слегка сгибаются у верней части и разделены изящными орнаментальными полосами с четырёхлопастными медальонами с бюстами святых. Как и раньше, эти эпизоды не взяты из Евангелия, но основываются на "Золотой Легенде" и на народных преданиях. Следует помнить, что на площади перед капеллой, возникшей на овале древнеримской Арены, ставились народные мистерии Богоматери: совсем не исключено, что ряд весьма редких эпизодов (как целых четыре сцены, посвящённые обручению Марии и Иосифа) являются живописными переложениями этих религиозных манифестаций. Обрамляя перспективными построениями, Джотто искусно варьирует ритм копозиций: например, те сцены, где появляется Мария отроковицей – весёлые и оживлённые, тогда как при приближении чудесного откровения, сцене обручения Девы Марии сопутствует ожидание и трепетность, замедляя и приостанавливая их восприятие со стороны зрителя. Большое "Благовещение" на Триумфальной арке, завершающее весь цикл, – вероятно, наиболее значимая его сцена. Воплощение Иисуса в чреве Девы Марии, или, скорее, его "миссия" как посланника Бог-Оьца действительно является богословским ключём, вокруг которого вращается вся серия капеллы Скровеньи. Встреча Марии и Елизаветы (обе – ожидающих ребёнка), завершает цикл богородичных сцен, приглашая посетителя перейти взглядом к среднему ярусу.

DSC03668 1

 Рождество Богородицы

В первой сцене серии мы опять видим четырёхугольную спальню Анны: структура, поддерживающая занавес, повторяет геометрическую форму помещения. На противоположной стене мы габлюдали комнату безлюдной и пустой; теперь в ней кипит оживлённая праздничная деятельность по женской части. На постели с полосатым одеялом возлегает Анна, которая принимает новорожденную Марию из рук повитухи. Две другие женщины хлопочут у дверей, удачно подчёркивая переход от внутреннего к внешнему пространству. Как это часто бывает в средневековых изображениях Рождества Богородицы (как в живописи, так и в скульптуре), новорожденный ребёнок изображён дважды в одной и той же сцене. На первом плане, женщина запеленала Младенца и щекочет его носик; вверху Анна собирается обнять свою малютку.

DSC03665 1

 Введение во Храм

С этой сцены начинается ряд целых четырёх картин, действие которых происходит в иерусалимском Храме, в том же здании, где происходило первое действие всего цикла, с изгнанием Иоакима, однако в других ракурсах. В этом эпизоде Мария-отроковица покидает родителей (которые, как всегда, узнаваемы по нимбам) и поднимается по лестнице, встречаемая священником, дабы повести её в Храм; все присутствующие поражены её решительностью покинуть родителей. Согласно "Золотой Легенде", Марии тогда должно было быть только три года, но в иконографии её обычно изображают постарше. Первосвященника Симеона с окладистой бородой мы так же увидим в в первых сценах земной жизни Христа. Мы ещё часто будем встречаться с примерами персонажей или архитектурных строений, появляющихся несколько раз на тех или иных стенах капеллы.

DSC03652 1

 Передача жезлов

С этой картины начинается серия, посвящённая Обручению Марии и Иосифа. Джотто основывается на одном из наиболее известных апокрифических Евангелий, от так называемого псевдо-Матфея. Прошло несколько лет и Мария уже подросток, посвящённая девственница при Храме. Все холостые мужчины колена Иуды передают первосвященнику и книжнику в зелёном одеянии жезлы:чудесное процветание одного из сухих жезлов укажет, кому из женихов стать мужем Марии. На левом краю в голубом платье и жёлтой мантии появляется Иосиф; как и Иоакима и Анну, его можно узнать благодаря золотому нимбу вокруг головы.

DSC03650 1

 Моление женихов

Первосвященник (узнаваемый благодаря богатой красной мантии) и женихи становятся на колени, молясь о чудодейственном процветании одного из их жезлов, помещённых на алтаре. Все замолкли в ожидании чуда. Мастерски передав массивный объём тел закутанных в плащи в различных позах молящихся, начиная с первосвященника, стоящего к зрителю спиной. Иосиф уже в летах, не надеется на руку совсем молоденькой Марии; он стоит в стороне, полуспрятавшись в группе, в крайнем левом углу композиции.

DSC03642 1

 Обручение Девы Марии

В третий раз мы видим стилизованное здание иерусалимского Храма, внутри которого первосвященник исполняет обряд обручения Девы Марии. Иосиф держит в руке жезл, на котором расцвела лилия и куда сел голубь, символ Свтого Духа. Мария застенчиво принимает обручальное кольцо от рук Иосифа. С правой стороны, внутри Храма, три женщины и книжник внимательно следят за сценой, тогда как слева, снаружи, женихи выглядят рассеянными, а один из них сгибает коленом жезл. Интересно отметить, что у престарелого Иосифа черты лица очень похожи на черты Иоакима (отца Марии), что можно легко проверить на противоположной стене.

DSC03633 1

 Мария возвращается в Назарет

Это одна из плохо сохранившихся картин и из самых непонятных с иконографической точки зрения, до такой степени, что некоторые исследователи считают, что Джотто её включил только из-за необходимости "заполнить" последний кусок стены до триумфальной арки. Сцену иногда описывают как "свадебное шествие" Марии, но таким образом трудно объяснить отсутствие Иосифа. Главное действующее лицо сцены, так или иначе, – Дева Мария, стоящая отдельно в белом подвенечном платье. За ней следуют девушки (их распущенные волосы говорят о том, что они ещё не замужем), тогда как группа музыкантов встречает Богоматерь около башенки с террасой. Как всегда у Джотто, чтобы облегчить зрителю переход от одной сцены к другой, изображается то же архитектурное строение, что и в сцене Благовещения на триумфальной арке. 

DSC03690 1

 Бог-Отец поручает архангелу Гавриилу передать Марии благую весть и Благовещение

Крупные фигуры архангела Гавриила и Богоматери, принимающей Благую Весть, выделяются на триумфальной арке капеллы, доводя взгляд посетителя до второй сери сцен на среднем регистре, с эпизодами из детства Иисуса. Оба действующие лица обрамлены в перспективе утончённых архитектурных конструкций с изящными консолями, поддерживающими болкончики, и с типичными готическими трёхлопастными окнами, очеь часто встречающимися в гражданской архитектуре XIV века в Венето и в Тоскане. Симметрично поднятые и связанные вокруг двух колонок занавеси производят поразительное впечатление ложной перспективы. На арке возвышается торжественная и рещительная фигура Бога-Отца, написанная не фреской, а на доске. Существует предположение, что первоначальная планировка капеллы предусматривала окно, закрытое этой доской. Присутствие Бога в центре композиции ясно объясняет сюжет всей сцены на триумфальной арке: это не столько "Благовещение", сколько "Послание" благой вести Марии, порученное архангелу Гавриилу самим Господом Богом. Поэтому следует рассматривать всё это не только как нечто относящееся к архангелу и Богоматери, а скорее как треугольник, объединяющий Бога-Отца, Гавриила и Марию. Верхняя часть арки, замыкающая неф, дополняет функцию "шарнира", соединения и ключа для понимания всего цикла, которую имеют и сцены, написанные на откосах той же арки, как продолжение трёх рядов сцен, расположенных на боковых стенах капеллы. Не следует забывать, что капелла посвящена Богоматери или, точнее, "тайне" Благовещения. Для верующего момент воплощения Иисуса в чреве Марии – начало спасения человечества: это и есть основа иконографической программы фресок Джотто. Поэтому тон торжественной сокральности обретает строгий образ Бога-Отца, который с высоты парящего на небесах престола, окружённый ангелами, посылает Гавриила нести благую весть (сценографически изображено на боках арки).

DSC03690 2

 Встреча Марии и Елизаветы

Сцены, посвящённые земной жизни Марии, завершаются на среднем ярусе триумфальной арки с правой стороны эпизодом, который явно соединяет их со второй серией сцен на соседней стене. Обе беременные женщины, Мария и её двоюродная сестра Елизавета, встречаются и обнимаются. Елизавета слегка кланяется, произнося слова "благославенна ты в жёнах и благославенен плод чрева твоего",  ставшие частью молитвы "Аве Мария". Справа, около небольшого портика в перспективе (не без тонкой иронии, узкие колонки противопоставляются грузным женским фигурам), появляется и третья беременная женщина. Можно заметить, что у Марии волосы теперь заплетены косой – явный признак её замужества.