default_mobilelogo

 

 

 

 

 

 

 

Kapella

Около 1303 г. Джотто только что "прошёл земную жизнь до середины", по определению его свестника и земляка Данте Алигьери. Он родился в 1267 г. среди пастбищ Муджелло и обучался у художника Чимабуэ. Благодаря учасию в грандиозном цикле фресок базилики в Ассизе, Джотто вполне рано приобрёл самостоятельный стиль, преодолев торжественность и статичность византийской традиции и достигнув выразительности погружённого в действительность повествования. После работы в качестве главного художника над декоративными росписями по случаю первого Юбилея, объявленного в Риме папой Бонифацием VIII, он стал самым знаменитым итальянским художником той поры. Несмотря на привязанность к Флоренции, Джотто всегда был готов путешествовать и по приглашению дворянина Энрико Скровеньи отправляется в Падую, блестящий и культурнейший университетский город, крупный центр францисканской духовности при базилике св. Антония Падуанского.

DSC03706

При династии рода Каррара Падуя быстро растёт, украшаясь монументальными зданиями, церквями, частными и общественными дворцами, становясь одной из столиц живописи XIV века, отчасти благодяря вкладу художников из других областей Италии, но и за счёт развития собственной школы. Падуя дарит Джотто уникаьную возможность. В 1303 г. банкир Энрико Скровеньи приобрёл земельный участок недалеко от северных стен города, на месте руин древнеримской арены, смежной с монастырём Отшельников (Эрмитани), чтобы там построить семейный особняк и капеллу, посвящённую Пресвятой Богородице, для поминовения души покойного отца Реджинальдо, ростовщика, о котором упоминает Данте в XVII Песни Ада.

DSC03708 0

В марте 1303 г. Скровеньи удаётся получить от капитула венецианской базилики Св. Марка сакральные облачения для торжественного обряда освящения капеллы: работы были почти закончены, по крайней мере, что касается кладки стен; но и цикл фресок, покрывающих всю внутреннюю часть храма, был близок к завершению. Возможно, что Джотто работал и в качестве архитектора: несомненно, капелла Скровеньи была спроектирована для органической серии росписей, распределённых на нескольких ярусах и полностью покрывавших всё внутреннее пространство. Целиком построенное из неоштукатуренного кирпича, здание отличается простотой и чёткостью линий, почтои лишённых декоративных украшений. У фасада – типичная форма в виде "хижины", с орнаментальными терракотовыми арочками вдоль водостоков. В верхней части большое трёхарочное окно является единственным источником света для интерьера, вместе с черырьмя удлинёнными и узкими одноарочными окнами на правой боковой стене и с окнами небольшой апсидальной части. Снаружи выступают контрфорсы, поддерживающие четырёхугольное строение и крышу, не загромождая внутреннее пространство структурными элементами.  Таким образом, капелла состоит из единственного помещения, покрытого барочным сводом и замкнутого находящимся за престолом узкой апсидой. 

DSC03561 0

Обширное пространство ходной стены и глухой левой стены остаётся свободным, как огромная белая страница, готовая для росписей. Родившаяся в те же годы, что и "Божественная Комедия", капелла Скровеньи задумана как единый комплекс, а не как последовательность расположенных в ряды эпизодов. Подобно тому как отдельные Песни и раздичные прсонажи у Данте обретают свой смысл и силу в рамках общей структуры поэмы, так и расписанные Джотто стены являются главами последовательного и логично связанного визуального повествования на средневековую тему пути человеческого спасения. Переменивший многократно владельцев и потерпевший коренные изменения, дворец Скровеньи, облик которого документирован старинными гравюрами, был снесён в 1827 г. после того как он обрушился по естественным причинам, Зато капелла после эпохи Джотто не знала никаких значительных архитектурных вмешательств, уцелев до наших дней, даже когда ей угрожали и сильные землетрясения, и опустошающие бомбордировки. Росписи, которые всегда считались драгоценнейшими произведениями искусства, неоднократно реставрировались. Последняя реставрация закончилась в 2002 г., закрепив сохранность цикла и подтвердив исключительное техническое и исполнительное качество росписей и их несравненную стилистическую красоту.

DSC03562

Интерьер капеллы – просторное и простое четырёхугольное пространство, покрытое бочковым сводом; на правой стороне – четыре высоких и узких окна. Вдоль стен расположены деревянные лавки; на своде изображено звёздное небо, где выглядывают из круглых медальонов несколько божественных фигур и среди них – Христос и Дева Мария. Фрески XIV века в апсиде не принадлежат руке Джотто и не являются частью общей декоративной программы. В нижней части боковых стен, используя особую технику римского стукко, Джотто имитирует мреморный цоколь с аллегорическими изваяниями, которые символизируют семь симметрично и попарно расположенных Пороков (с левой стороны от входа) и семь Добродетелей (справа): это, соответственно, Глупость и Благоразумие, Непостоянство и Стойкость, Гнев и Воздержание, Несправедливость и Правосудие, Неверие и Вера, Зависть и Милосердие, Отчаяние и Надежда. Только две аллегории (обе – аллегории пороков: Глупость и Несправедливость) изображены как мужские персонажи.

DSC03677 1

При приглушённом освещении интерьера богатая синяя тональность объединяет фон отдельных сцен и звёздный небесный свод, придавая однородность и гармоничность всей визуальной атмосфере капеллы. Такой эффект всеобъемливающего пространства особенно сильно ощущается, если стоять у главного входа капеллы, со стороны фасада; но и в теперешнем порядке следования визита со входом через боковую дверь, получаемое с первого взгляда впечатление действительно чарующее.

DSC03566

Капелла на самом деле похожа на дворец: росписи Джотто покрывают вплотную боковые стены, стену у входа, потолок и арку, замыкающую неф перед алтарём. По всей вероятности, иконографическая программа капеллы была составлена духовным лицом: это мог бы быть изображённый на фреске входной стены неизвестный монах, помогающий Энрико Скровеньи преподнести Деве Марии небольшую модель капеллы.

DSC03679 1

На противоположной входу стороне взору открывается большая триумфальная арка, которая ведёт к узкой апсиде, где льется свет из двух готических окон. Джотто не вмешивался в область апсиды, которая традиционно является самым значительным внутренним пространством из которого обычно начинается оформление Божьего Храма. В этой части капеллы  также находится гробница Энрико Скровеньи и его второй жены, Якопина д'Эсте.

DSC03614 1

Алтарь апсиды украшен тремя красивыми скульптурами из мрамора, выполненными скульптором Джованни Пизано. Мадонна с младенцем считается одним из величайших шедевров Джованни за мягкость моделирования, за готическую элегантность разворачивания одежды, за выразительную интенсивность, с которой смотрят на мать и ребенка. 

DSC03610 1

Украшение апсиды, датируемое между 1317 и 1320 г., подчеркивает грань в виде центральной полосы, а росписи “Успение Девы Марии” являются произведениями неизвестного “подражателя Джотто”, который писал картины в третьей декаде четырнадцатого века, через двадцать лет после завершения работы Джотто. Фокус его вмешательства – шесть больших сцен на боковых стенах, посвященных последней фазе земной жизни Мадонны, так называемому Успению Марии, которое заканчивается Успениями на Небесах и Коронацией Девы. 

DSC03617 1

Тема жизни Мадонны согласуется с программой, написанной Джотто. Путь чтения начинается сверху, на левой стене, и идёт вниз, а затем поднимается вдоль противоположной стены. Этим ритмичным циклом, который начинается от луны над триумфальной аркой и спускается к нисходящей спирали к панели Сошествия Святого Духа, заканчивается священная история.

DSC03622 1

Однако Джотто интерпретирует дидактическую программу совершенно по-новому: при непосредственности его реализма каждая сцена воспринимается как нечто истинное, настоящее и живое. Приятная однородность основной хроматической тональности характеризует всю последовательность осматриваемых росписей. Не существует единой неподвижной точки зрения: наоборот, росписи капеллы рассчитаны на динамический порядок знакомства.

P1310766 1

Чтобы посмотреть изображённые эпизоды в их правильной последовательности, посетитель должен обойти капеллу вперёд и назад, рассмотреть серию росписей справа налево и сверху вниз, как бы учавствуя почти физически в повествовательном действии, как это бывало с участниками театрализованных мистерий на тему Благовещения, которые когда-то представлялись на площади перед капеллой.

P1310776 1

Повествование продолжается плавно и без перерывов на протяжении тридцати восьми сцен: шестнадцати с правой стороны, восемнадцати с левой (глухой) стороны и четырёх на триумфальной арке. У последних сцен – важнейшая повествовательная роль, как соединительный момент для перехода от одной стороны к другой, и от верхнего яруса к нижнему. Наиболее правильное чтение фресок должно начинаться с лика Бога-Отца в центре триумфальной арки, затем переходить на правую стену, продолжаясь по трём ярусам по направлению часовой стрелки.

DSC03690 5

Меняются ситуации, чередуются персонажиразвёртывается действие, но главное действующее лицо – одно: это человек "нового времени", обременённый эмоциями и страстями. Джотто торжественно утверждает вновь обретённое достоинство человека, его физическую и моральную роль в действительности и в истории. Закончились "тёмные века": открывается эпоха веры в настоящее время, эпоха каждодневной деятельности, стремления к познанию, возможности конкретно и умозрительно "измерить" мир, исследовать действительность. По окончанию осмотра зритель должен задуматься: на высоте его глаз, по бокам капеллы, размещены противостоящие пары Пророков и Добродеятелей, неизменный выбор, ведущий к тайне спасения. Физический и духовный путь визита завершается Страшным Судом, занимающим стену у входа. 

DSC03701

В центре изодражения – исполненный спокойной уверенности жест Христа-Судии, чья фигура вместе трубящими ангелами заключена в ослепительный поток света. В верхней части фрески два ангела сворачивают небесный свод подобно свитку, и за ним проступает золото вечных небес рая.

DSC03680

Христос вершит окончательный суд. По правую руку от него собираются праведники, по левую – огненная река уносит грешников в ад, где их ожидаю вечные мучения. В левой нижней части фрески, в ответ на призыв ангельских труб мёртвые покидают свои могилы и вновь обретают плоть.

DSC03685 2

Во тьме преисподней возвышается Люцифер, чудовищная помесь дракона, змеи и обезьяны. Он пожирает и отрыгивает тела грешников. Возможно, на этот образ Джотто вдохновили мозаики флорентийского Баптистерия, где встречается похожее изображение. Идею о том, что за каждый совершённых грех в аду последует определённая кара, Джотто позаимствовал у Данте. Ещё одно напоминание о "Божественной комедии" – помещение грешников в разные круги ада. Часть фрески, изображающая ад, сохранилась не очень хорошо; есть основания предполагать, что над ней работал не сам Джотто, а его ученики.

DSC03678 1